Tag Archives: социальная работа как профессия

Арт Фишер. Власть и обещание «невинных» пространств

В данной статье я кратко и насыщенно представляю идею, которая родилась из работы, занимающей меня сегодня в контексте консультирования, обучения или написания текстов о консультировании. Идея заключается в том, что властные практики эффективны, поскольку они обещают нам нечто, а именно продуктивное «альтернативное» пространство жизни.

Среди примеров — «альтернативное» пространство мужско-женской «любви», обещанное в рамках практик «романтических отношений». Подобное обещание («альтернативного» пространства любви) по существу приводит к практикам доминирования, делая невидимым сексизм и гетеросексизм романтических практик мужчин/женщин.

Другим примером может послужить «альтернативное» пространство справедливости, которое противостоит социальным практикам сексизма и гетеросексизма — оно также предлагает обещание, которое фактически приводит к практикам доминирования, делая невидимыми мое собственное воспроизводство доминирования внутри «альтернативных» практик социальной справедливости.

Десять лет я работал в самоорганизованных кризисных центрах и сервисах для беженцев, созданных в рамках феминисткого движения Канады — в качестве консультанта для мужчин и координатора программы, работающей с мужским насилием в отношении женщин. На мою работу влияли знания, полученные от многих учителей в контекстах политического искусства, феминизма, гей активизма, деконструкции, практик, противостоящих угнетению, дискурса интервенций в отношении домашнего насилия, практики приглашения к ответственности мужчин, соврешивших насилие, и нарративной терапии.

Читать далее


Сбор, защита и раскрытие информации о клиенте

Во время начальной стадии работы с клиентом социальный работник начинает собирать информацию о клиенте и составлять некое подобие дела клиента. После того, как информация собрана, ее необходимо хранить и обращаться с ней так, чтобы защитить конфиденциальность клиента. Во время начальной стадии социальный работник также может решить, что ему важно собрать информацию о клиенте, которая хранится в другой организации или у другого профессионала. Например, социальному работнику может показаться полезным изучить школьные документы или медицинскую карту ребенка или прочитать записи органов опеки и попечительства, где было бы описано, как ребенок привыкал к предыдущей патронатной семье.
В недавнее время законы и правила относительно создания, хранения и обмена информацией о клиенте стали более строгими. Более того, различные федеральные и региональные законы по разному применяются в различных институтах (школах, больницах, агентствах по усыновлению, программах по работе с зависимостями, органах опеки и попечительства, коррекционных программах и т.п.). Таким образом, для социального работника жизненно необходимо знать законы и правила, которые применяются по месту их работы.
Последние законы предоставляют потребителям социальных услуг и услуг в области здравоохранения большую защиту конфиденциальности клиента и обязывают поставщиков этих услуг быть более ответственными за записи, которые они ведут. К тому же, согласно им, клиенты и пациенты обладают большим доступом к бумагам, касающимся их, и большим контролем над решением, кто может их просматривать, а кто нет.
<…>
Во всех сферах социальной работы работники должны следовать определенным процедурам, направленным на охрану информации о клиенте, например, таким:

— Всю информацию о клиенте и все бумаги следует хранить под замком. Только профессионалы и работники агентства, обладающие законным правом знать данную информацию, могут иметь доступ к ней.
— Экраны компьютера, записные книги с расписанием и бумаги, в которых содержится информация о клиенте, должны держаться в стороне от других клиентов, людей в комнате ожидания, уборщиков и другого персонала организации.
— Профессионалы должны обсуждать вопросы, связанные с клиентами, только за закрытыми дверями. Телефонные разговоры с клиентами или о клиентах должны проходить в местах, где их не может услышать никто из посторонних.
— Когда в работе используется папка (карта, дело) с документами клиента, ее следует класть лицом вниз, чтобы не было видно ни имени клиента, ни какой-либо другой личной информации.
— Необходимо учитывать риск нарушить конфиденциальность клиента, даже если вы отсылаете ему письмо (например, напоминание о встрече), поскольку даже обратный адрес на конверте или заголовок могут вызвать ассоциацию или связь с определенным профессионалом или организацией.

Читать далее


Оценка системы социальной поддержки

Термин «социальная поддержка» относится к различным типам помощи и содействия, которые предлагаются другими и принимаются человеком как желаемые и благотворные. Социальная поддержка может принимать различные формы, например, следующие:

— Материальное или конкретное содействие (нарпимер, предложение подвезти на машине ко врачу, небольшая денежная ссуда, помощь при покупах в марагизне, бесплатная помощь с детьми)

Руководство и обучение (например, предоставление необходимой информации, помощь другу в принятии сложного решения, обучение нужному навыку)

Эмоциональная забота и поддержка (внимательное выслушивание, проявление сочувствия, утешение)

Социальная поддержка обычно предоставляется членом семьи, родственником, другом или соседом, но в некоторых ситуациях она может также предоставляться оплачиваемым профессионалом или волонтером социальной организации.

схема социальной поддержки подростка: мама, бабушка, друзья, одноклассники, консультант, молодежный комитет

схема социальной поддержки подростка: мама, бабушка, друзья, одноклассники, консультант, молодежный комитет

Чтобы помочь клиенту воспользоваться социальной поддержкой эффективным и надлежащим образом, необходимо вовлечь клиента в процесс распознания и оценки потенциальных источников такой поддержки. В этом процессе оценки могут оказаться полезными вопросы следующих типов:

— Какие люди являются для тебя значимыми? Отвечая на этот вопрос, вспомни людей из своей семьи, домочадцев, своих друзей и соседей, людей с работы или школы, или членов тех организаций или религиозных групп, в которые ты входишь

Читать далее: Читать далее


Ками Л. Купер. Социальная работа в начальной школе

(из книги «Дни жизни социальных работников»: Days In The Lives Of SocialWorkers:54 Professionals Tell «Real-life» Stories From Social Work Practice, Harrisbourg, 2005. P. 93 – 97)

Первым моим опытом социальной работы в школе была студенческая практика в нетрадиционной средней школе. Я часто говорю о том времени, как о «лагере для новобранцев» в социальной работе. В конце концов, я решила стать школьным социальным работником. Сегодня я работаю полный рабочий день в Вашингстонской начальной школе в Фениксе, штат Аризона. Некоторые из моих коллег завидуют трехмесячному летнему отпуску, но я достаточно быстро убеждаю их, что он вполне заслужен.

У социальной работы в школе есть и другие достоинства, помимо больших каникул. Рабочие часы (я работаю с 7.30 утра до 2.30 дня с понедельника по пятницу) тоже очень удобны и позволяют заниматься разными делами помимо работы. Типичный рабочий день так же сам по себе является достоинством, если Вам нравятся вызовы в работе и когда каждый новый день отличается от предыдущего. Но, как мне кажется, главным достоинством являются дети. Нет в мире ничего более драгоценного, чем когда маленький ребенок оставляет на Вашем столе записку: «Я тебя люблю» в конце тяжелого рабочего дня.

У социальной работе в школе есть и свои недостатки. Например, обязанность работать более чем в одной школе или огромное количество клиентов. Возможности работника ограниченны и не допускают глубоких терапевтических интервенций в работе с учениками и семьями. Также часто вы оказываетесь единственным социальным работником в школе. Это может вызывать чувство изоляции — когда рядом нет никого, у кого был бы тот же опыт и те же знания. Однако, раз в месяц я встречаюсь с социальными работниками школ округа, что помогает сгладить чувство полной изоляции.

С таким большим количеством клиентов (в среднем у меня около 120 клиентов среди учеников),самым главным  качеством, которым должен обладать школьный социальный работник, является организованность. Практически невозможно быть эффективным и хорошо работать, когда рабочее окружение плохо организовано и хаотично. Также важно уметь организовывть свое время, если вы занимаетесь многими делами одновременно. Способность мыслить творчески – также ценное качество, особенно для тех, кто работает в начальной школе. Люди с художественными способностями могут использовать их для проведения групповых и классных мероприятий с учениками. Но самое главное качество школьного социального работника – искренняя любовь к детям. Они – основа нашей работы.

Читать дальше: Читать далее


Юлия Остропольская. Работа с русскими иммигрантами.

(из книги «Дни жизни социальных работников»: Days In The Lives Of SocialWorkers:54 Professionals Tell «Real-life» Stories From Social Work Practice, Harrisbourg, 2005. P. 359 – 363)

— Я бы хотела работать с русскоговорящими пожилыми людьми и людьми с физическими недостатками, — сказала я, будучи студенткой-практиканткой. — Мне кажется, им нужна социальная поддержка.

— Чепуха, — сказали мне, — Их взрослые дети поддерживают пожилых. Но если хотите, то пожалуйста…

Это был 1995 год, и я начала ходить по домам, спрашивая у людей, какие у них проблемы, с какими трудностями они сталкиваются и в чем их потребности. Очень скоро стало очевидно, что в сфере предоставления социальных услуг пожилым русскоговорящим американцам, недавно поселившимся здесь, так много пробелов, что мое агентство написало заявку на грант, чтобы поддержать мою деятельность и создало отдельную должность для обеспечения работы с клиентами.

Сегодня у меня есть свое собственное агентство, которое выросло из моей девятилетней практики социального работника и терапевта. Моя работа принесла мне много вызовов, успехов и удовлетворения. Она — источник жизненного опыта, который невозможно предугадать – как хороших моментов, так и плохих, в ней можно столкнуться и с провалами, и с пространством для роста.

«Юлия, надеюсь, я не очень рано звоню, — будит меня голос клиентки в 7 утра. Неотложная ситуация, попытка извиниться в минуту отчаяния. – У моего мужа кончились лекарства, а мы не можем никому позвонить, чтобы их принесли, или сходить в аптеку. У нас была чудовищная ночь, он все время плакал от боли».

Так и начинается мой день, я звоню в аптеку и прошу их доставить лекарства. Думаю, что посещу эту семью попозже в этот же день, позвоню их врачу и попрошу его научить их принимать лекарства. По всей видимости, муж принял месячную дозу болеутоляющих за 20 дней – в дозировках легко запутаться, особенно если приходится переводить с неродного языка. Я нашла врача, который бы посещал эту семью на дому, чтобы тем самым по возможности отложить госпитализацию. Хорошо, что ассистент доктора свободно говорит по-русски и также может навещать пациента, чтобы составить историю болезни и выяснить потребности.

Читать дальше: Читать далее


Интервью с Инсу Ким Берг

Перевести это интервью было для нас важно и интересно по нескольким причинам. Во-первых, чтобы показать, что дистанция, которую мы привыкли себе представлять между психотерапией и социальной работой не такая уж и большая. Часто ее вообще нет. О человеке, который дает интервью, Инсу Ким Берг, у нас в стране говорят как в первую очередь о психотерапевте, а не о социальном работнике, хотя она социальный работник — и по образованию, и по роду своей деятельности. Инсу Ким Берг вместе со своим супругом Стивом де Шазером разработала новую модель психотерапии — модель, ориентированную на решение. Как увидит читатель, модель эта показывает свою эффективность среди клиентов Инсу Ким Берг — представителей обычного рабочего класса, которые обращаются к социальному работнику за поиском решений своих проблем. Эта модель противопоставляется более сложной и долгосрочной модели психоанализа, которую клиенты социальных служб просто не могут себе позволить материально, которая не соответствует их запросам. Когда мы говорим сегодня о «психосоциальной работе», часто подразумаевается, что бывает социальная работа в чистом виде, а навыки проведения интервью, консультирования и психотерапии — это какая-то пристройка, которая в принципе не обязательна. Однако, из истории следует, что социальная работа развивалась одновременно с психотерапией, впитывала в себя новые идеи, и одновременно делала свой вклад в понимание человека, а соответсвенно и психотерапевтических практик. Деятельность Инсу Ким Берг — подтверждение этому факту.      Во-вторых — возвращаясь к причинам публикации — это очень живое интервью. Ведуший и Инсу Ким Берг шутят, говорят о своих переживаниях, о глубинных вопросах, которые их волнуют. Читая этот текст, можно себе представить социального работника не как инструмент, выполняющий какую-то функцию, применяющий техники, а как живого человека, выбравшего в какой-то момент свою профессию, подвергающего свою деятельность постоянной рефлексии, как первопроходца и изобретателя, как, в конце концов, влиятельного и почитаемого обществом человека.

Интервью с Инсу Ким Берг, Димпломированным Клиническим Социальным работником (LCSW)

Провел Виктор Ялом

( с сайта psychoterapy точка net)

От белых крыс к социальной работе

Ялом: Вы ведь родились не в этой стране?

Берг: Вы так считаете? (смеется)

Ялом: В Вашей биографии написано, что Вы закончили колледж в Корее.

Берг: Да, так и было.

Ялом: Как же так вышло, что вы оказались здесь?

Берг: Приехала учиться, конечно. Получать образование получше. Я приехала в 1957 году,  специализировалась в фармацевтике, пока училась в Корее, и приехала, по идее, чтобы продолжить изучать эту науку. А мои родители меня отпустили.

Читать дальше:

Читать далее


Линда С. Уотсон. 10 фактов, которым я научилась у клиентов

(из журнала «Новый социальный работник», осень 2007)

Как социальный работник в медицинской сфере, я провела много времени, выслушивая своих клиентов. Из их рассказов мне стало понятно, что их можно считать людьми, которые выжили в системе, именуемой нами американской жизнью. Эти оставшиеся в живых научили меня многим вещам. По большой части, они научили меня, что выживание — не простое дело и оно не для слабонервных. Если человек обнищал, потерял работу, дом, пережил насилие, был забыт семьей или находится в сложной ситуации, связанной с взаимоотношениями, то такая обстановка учит большинство людей тому, как жить вопреки всем бедам. Вот десять фактов, которым я научилась:

1.Почти никто не хочет, чтобы вы решали их проблемы.
Я навещала невестку одного пациента в хосписе еженедельно почти месяц, когда вдруг она пришла ко мне и сообщила, что наши разговоры ее очень огорчают и она не хочет, чтобы я больше работала с ней. Как вы понимаете, я была в ужасе! Мне казалось, что я — опытный социальный работник и достаточно хорошо справляюсь со своим делом в случае с этой семьей.
Однако я попала в ловушку. Пока невестка рассказывала мне о своих чувствах по отношению к мужу и его семье, я все время предлагала различные варианты решения. Я была «взрослой женщиной с опытом», а она была умной, понимающей общительной женщиной. Что же пошло не так?
Во-первых (об остальном мы поговорим позже), я забыла о природе наших взаимоотношений. Мне начали нравится походы в тот дом и я полностью проигнорировала тот факт, что мы, на самом деле, не были в равных позициях. Я выступала там в качестве профессионала. Я должна была слушать и воодушевлять. Я забывала прислушиваться к себе, когда заводила одну и ту же пластинку с идеями, которые могли бы «помочь» ей. К счастью, она была очень умной женщиной. И она уволила меня! Это был урок, который я никогда не забывала и, насколько я знаю, ни разу больше не повторяла такой ошибки, по крайней мере, с клиентом. Наверное, моя семья может мне напомнить и другие случаи.

Читать дальше: Читать далее