Tag Archives: социальная работа в медицине

Анна Сонькина. Принципы паллиативной помощи

(источник: http://pallia-me.livejournal.com/2188.html)

«В самой сердцевине концепции паллиативной помощи детям стоят две глобальные установки, которые должны определять абсолютно все, что касается организации и непосредственной практики оказания помощи безнадежно больным и умирающим детям. Наше глубокое убеждение заключается в том, что без соблюдения этих принципов, без твердой уверенности всех членов персонала в необходимости принимать эти установки, без их готовности изменить привычную практику и открыться порой очень глубоким личностным переменам абсолютно невозможно говорить о качестве жизни и качестве смерти находящихся под их наблюдением детей.

ИНТЕРЕСЫ РЕБЕНКА — это то, что стоит в центре всего, что можно назвать комплексом паллиативной помощи. Интересы ребенка являются решающим критерием при принятии любых решений, связанных с организацией и непосредственным оказанием паллиативной помощи.

  1. Интерес ребенка – чтобы все, кто его окружают, ставили задачу в каждый заданный момент времени осознавать его интересы и уважать их превыше всего в своей работе
  2. Интерес ребенка – чтобы все, кто его окружают, чувствовали ответственность за соблюдение его интересов
  3. Интерес ребенка – чтобы его слушали и слышали, и понимали, что именно он сам и его близкие лучше всего знают, каковы его интересы
  4. Интерес ребенка – чтобы все члены команды трудились ради того, чтобы его интересы были озвучены, обсуждены, активно выявлены при участии всех, кто взаимодействует с ним
  5. Интерес ребенканедопущение утечки информации, касающейся его состояния, желаний, страхов через постоянные обсуждения с участием всех членов команды, открытое общение и внимательное ведение документации
  6. Интерес ребенкамаксимальная свобода от симптомов, нарушающих самочувствие, с помощью добросовестного, грамотного и основанного на доказательствах медикаментозного и немедикаментозного лечения
  7. Интерес ребенкасвобода от ненужных, не приносящих ему пользы, не влияющих на прогноз активных лечебных и диагностических мероприятий (анализов, пункций, томограмм, противоопухолевой, инфузионной, антибактериальной терапии)
  8. Интерес ребенкасвобода от болезненных и приносящих дискомфорт манипуляций (инъекций, ношения центрального катетера) в ситуациях, когда возможны адекватные пути введения препаратов (через рот, подкожно после местного обезболивания кожи)
  9.  Интерес ребенка – максимальная мобильность и участие в нормальной жизнедеятельности, учебе, развлечениях, общении с другими детьми
  10. Интерес ребенка – свобода от слепой установки продления жизни любой ценой, от неадекватных интенсивных мероприятий, реанимации, мониторирования жизненных показателей
  11. Интерес ребенка – свобода от непредвиденных эпизодов, особенно связанных с неприятными симптомами, за счет планирования и обсуждения заранее всех возможных путей развития его болезни и выбора адекватных и допустимых лечебных мероприятий
  12. Интерес ребенка – хорошая смерть, безболезненная, лишенная страха, в выбранной им или его близкими обстановке, в близости к родным, в сопровождении профессионалов

ИНТЕРЕСЫ РОДИТЕЛЕЙ – это то, что стоит на втором месте после интересов ребенка при принятии решений об организации и непосредственном оказании паллиативной помощи детям

    1. Интерес родителя – чтобы всегда всеми, кто окружает ребенка, во всех решениях и поступках руководили ИНТЕРЕСЫ РЕБЕНКА
    2. Интерес родителя — чтобы все, кто его окружает, активно осознавали и соблюдали его интересы, ставя их на первое место при принятии решений об организации и оказании помощи
    3. Интерес родителя – хорошая смерть ребенка и возможность присутствовать при ней
    4. Интерес родителя – внимательное и чуткое отношение со стороны всех членов команды, атмосфера принятия и поддержки
    5. Интерес родителя – возможность деятельно участвовать в уходе за своим ребенком
    6. Интерес родителя – честное и открытое предоставление всей информации о состоянии ребенка и прогнозе, проведенное своевременно и в безопасной обстановке, и возможность открытого общения со всеми членами команды
    7. Интерес родителя – свобода от груза сиюминутных и единоличных решений, связанных с ухудшением состояния или непредвиденными эпизодами, через планирование, обсуждение заранее возможных путей развития болезни и квалифицированную помощь в принятии решений о допустимых и адекватных лечебных мероприятиях
    8. Интерес родителя – возможность присутствия других детей и членов семьи
    9. Интерес родителя – здоровое переживание утраты, возможное при хорошей смерти ребенка, глубоком и осмысленном участии в уходе и помощи ребенку в период умирания, профессиональной поддержке»

Об авторе: Анна Сонькина — врач-педиатр, сотрудник Программы развития паллиативной помощи благотворительного фонда «Подари Жизнь»

Реклама

Арсений Павловский. Лечиться или мучиться? Как справиться с побочным действием препаратов терапии гепатита С на психику

После начала лечения гепатита C многие сталкиваются с очень серьезными проблемами в своей жизни. Во время терапии рушатся семьи, кто-то теряет работу, кто-то друзей, кто-то может попасть в милицию после скандала с продавщицей, редко, но бывает, что люди пытаются покончить с собой. Все это — последствия побочного воздействия противовирусной терапии на психику лечащихся.

Те, кто начинает лечить гепатит С, обычно хорошо знают о массе возможных побочных эффектов от терапии: симптомах гриппозного типа, головных и мышечных болях, слабости, кожных высыпаниях, выпадении волос, воздействии на психику и т. д..  Начиная терапию, я старался подготовиться к встрече с этими побочными явлениями, читал информационные материалы, расспрашивал людей, имевших опыт лечения ВГС (вирусного гепатита С). Я нашел много полезных рекомендаций по поводу того, как справляться с гриппоподобными симптомами, как избежать кожных высыпаний и заболеваний ротовой полости. Но вот полезных рекомендаций, касающихся психической сферы, я не нашел. Большинство рекомендаций звучали так: «избегайте стресса», «настройтесь на позитивный лад», но как это делать — было непонятно. Люди, которые уже лечились от гепатита, давали разные советы: кто-то говорил, что надо сразу начинать пить антидепрессанты, кто-то советовал ходить на йогу, медитировать, курить марихуану во время лечения, еще были люди, предлагавшие просто смириться и терпеть. По тем или иным причинам, эти советы были для меня малополезны.

Я в тайне надеялся, что меня такие побочные явления обойдут стороной. Для меня важно было оставаться в «здравом уме», так как я работаю психологом с детьми, столкнувшимися с проблемами в адаптации (как индивидуально, так в группах), и во время терапии гепатита я собирался продолжать работать. Но надежды были напрасны. В начале лечения я отправился в отпуск, и эта поездка превратилась в сущий кошмар как для меня, так и для моих спутников. Фактически каждый день со мной случались неконтролируемые приступы гнева и паники, я мучил себя и своих близких. Больше всего пугало, что я абсолютно терял критичность в эти моменты.  После возвращения из путешествия все эти явления никуда не исчезли. Поначалу такая ситуация ввергла меня в отчаяние, я совсем не понимал что делать, где искать помощи. Я серьезно стал раздумывать над тем, чтобы прекратить лечение…

Но со временем отчаяние отступило, я обратился за помощью к психиатру, начал принимать лекарства. Это значительно ослабило побочные проявления терапии и позволило более критично отнестись к тому, что со мной происходит. Я заметил, что мое поведение часто напоминает поведение моих клиентов — детей и подростков с нарушениями поведения. Этот факт дал мне возможность по-другому взглянуть на то, что со мной происходит, и открыл перспективы для поиска новых путей облегчения побочных явлений. То, что написано ниже — является следствием этих поисков и размышлений. Возможно, кому-то из вас это позволит пройти курс лечения, избежав или значительно облегчив страдания, которые часто приносит терапия ВГС лечащимся и их близким.

Читать далее:

Читать далее


Ненси Пирс. Как наладить связь с человеком с болезнью Альцгеймера

(Из журнала Social Work Today, 9 #4, c. 26)

Как научиться перестраивать собственный образ мыслей и пробиваться через тупики в общении с людьми с болезнью Альцгеймера и другими деменциями. Как научиться жить, не имея все ответы на свои вопросы.

Джуди с отчаянием кричала: «Я здесь, прямо здесь» раз в минуту или раз в две минуты каждый день, перед тем как садилось солнце. Каждый день ближе к вечеру она сидела рядом с другими людьми у поста медицинской сестры, но это не приносило ей покоя и возглас «Я здесь, прямо здесь» словно бы пронизывал все окружающее пространство.

Джуди, которая в течение дня смеялась и всем раздавала воздушные поцелуи, вечером оказывалась в плену своего разрушительного заболевания, призывая кого-нибудь, кто бы догадался где она, помог ей, был рядом с ней. Для нее, как и для многих, чувство изоляции и невозможности связи с другими людьми было настоящим кошмаром.

Мы — профессионалы, заботившиеся о ней, семья, друзья — также чувствовали себя в изоляции, словно бы стоящими за запертой дверью ее болезни, пытаясь наладить общение с Джуди. По мере развития ее болезни, возможностей общения с ней становилось все меньше, и любые связные взаимодействия оказывались все более сложными, если не невозможными. Мы очень переживали из-за нашей неспособности помочь Джуди достичь покоя, мы скучали по ее смеху и поцелуям. Со временем мы стали считать, что наладить с ней контакт невозможно и стали смотреть на нее скорее как на проявление болезни, чем на человека, который, как и мы все, нуждался в том, в чем нуждаемся мы все.

Как и мне, Джуди и другим людям с деменцией нужно чувствовать себя частью потока таких нематериальных даров, как юмор, мудрость и понимание, которые можно найти во взаимодействии одного человека с другим. Эти потребности продолжают существовать, даже когда жизнь начинает подходить к концу. Я стала осознавать, что моя задача социального работника состояла не в том, чтобы понять, какие действия мне нужно предпринять, чтобы помочь ей. Смысл был не в том, что я сказала или не сказала, он был в том, чтобы Джуди что-то получила от меня, что-то для себя сомой. Как говорит Джин Бейкер Миллер, соавтор книги «Связь, которая лечит»: «Смысл в том, чтобы быть включенным в человеческую связь и не быть выключенным из нее».

Читать далее


Кейс-менеджмент

Сегодня мы напишем о такой модели социальной работы, которая называется кейс-менеджмент (case management, по-русски также назыв. «работа со случаем» или «социальной сопровождение»).
По определению Общества Кейс-менеджмента Америки (Case Management Society of America), «кейс-менеджмент — процесс, в котором объединяется оценка, планирование, помощь и поддержка в получении услуг, соответствующих потребностям здоровья клиента, осуществляемый посредством общения и поиска доступных ресурсов для достижения качественных и рентабельных результатов».
Кейс-менеджмент — достаточно распространенный метод на Западе, его используют в индивидуальной социальной работе с различными клиентами: бездомными, пациентами больниц, людьми, живущими с ВИЧ, неблагополучными семьями, людьми, освобождающимися из заключения, пожилыми, эмигрантами, в сфере восстановительного правосудия, зависимыми людьми и т.п. Иногда кейс-менеджеров нанимают частные компании, которых заботят частые болезни сотрудников – кейс-менеджер в этом случае помогает сотруднику спланировать лечение, проводит образовательные занятия относительно здоровья, помогает получить медицинские услуги т.п.

Кейс-менеджер беседует с семьей иммигрантов из Ирака, которые провели два года в лагере в Сирии, прежде чем оказаться в Балтиморе. (газета «Балтимор Сан», фото Чиаки Каваири, декабрь 23, 2008)Кейс-менеджмент в социальной работе одновременно направлен и на решение психологических, социальных проблем и проблем со здоровьем, и на работу с социальной системой, в которой живет клиент (от направления во всевозможные организации до адвокации).
Таким образом, кейс-менеджер должен обладать общими навыками социального работника, такими, как умение консультировать, должен разделять этические правила социальных работников. Кейс-менеджеры получают образование на факультетах социальной работы или медицинских факультетах и должны получать соответсвующие сертификаты.
Таким образом, кейс-менеджмент — это некоторое сопровождение клиента в решении его проблемы от начала и до конца. Целью кейс-менеджмента является предоставление социальных услуг самым эффективным способом, и оптимальные клиенты данных программ – люди с множественными психосоциальными проблемами и/или проблемами со здоровьем.

Кейс-менеджмент – это процесс, который развивается по определенным ключевым стадиям. Традиционные стадии кейс-менеджмента таковы:

1. Вхождение в контакт — например, аутрич; определение, подходит ли программа клиенту; вовлечение в программу.
2. Оценка — определение возможностей и потребностей клиента.
3. Планирование, опеределение целей — разработка совместно с клиентом ясного плана, содержащего цели, соотвествующие потребностям, и использующего возможности, выявленные при оценке. План должен состоять из объективных целей, быть привязан ко времени и регулярно обновляться.
4. Интервенция — определение подходящих под этап плана услуг и видов помощи. Направление клиента туда, где он может получить эти услуги и помощь.
5. Мониторинг/оценка — проверка того, работает ли план и приносит ли его выполнение ожидаемые результаты.
6. Завершение — закрытие случая, после того как план выполнен и с помощью выполнения плана достигнут желаемый эффект в удовлетворении потребностей, выявленных на стадии оценки.

Существует множество типов кейс-менеджмента(в зависимости от клиента, продолжительности программы и т.п.), и исходя из этого, стадии процесса могут пополняться или модифицироваться.
Также разработаны стандарты, по которым действует кейс-менеджер. Эти стандарты мы переведем и опубликуем позже. Пока по-англйски их можно найти тут: http://www.socialworkers.org/practice/standards/sw_case_mgmt.asp
Примеры работы программы кейс-менеджмента в России — программа фонда «Гуманитарное действие» (Санкт-Петербург) — http://haf-spb.org/programs/case и проект кейс-менеджмента с несовершеннолетними нарушителями (см. статью на Правда.Ру)

Что есть почитать по-русски:

1. Применение метода кейс-менеджмент в работе с несовершеннолетними правонарушителями в г. Архангельск — http://www.yar.nan.ru/resurs/uudoc/5.doc.
2. Социальное сопровождение в области ВИЧ»инфекции:
стандарты предоставления услуг (Публикация UNODC): http://www.unodc.org/pdf/russia/Publications/case_management_standarts_UNODC.pdf
3. Рекомендации по организации программ социального сопровождения для уязвимых групп(Публикация UNODC): http://www.unodc.org/pdf/russia/Publications/case_management_guidelines_UNODC.pdf
4. Работа со случаем как основа подготовки к освобождению и постпенитенциарного сопровождения подростков из воспитательной колонии. Оценка потребностей подростка (в рамках проекта — http://www.socialworks.ru/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=12&Itemid=35

Саша и Арсений

Вернуться на главную страницу