Tag Archives: работа с сообществом

Вена, день шестой и седьмой. Усталость.

Стало понятно, что либо ты пишешь статью, либо ты посещаешь конференцию. Медиа-центр стал вторым домом, только нет еды.

Я посетила сессию по интеграции лечения ВИЧ и туберкулеза — какие необходимы ответы на всех уровнях: государственном, исследовательском, работы в поле, на уровне сообщества. Стало совершенно очевидно, что система может заработать только целиком, и торможение частей может свести всю работу на нет.

Опять протестовали — вернее устраивали театральное представление — о праве на жилье, о том, как наличие жилья влияет на эпидемию ВИЧ. Что мне нравится тут, что каждый протест сопровождается цифрами. Вот и тут, когда активисты лежали на полу, выпрашивали у проходящих мимо мелочь и еду, один человек стоял и раздавал отчет по исследованию. Доказательность — хорошая вещь. К сожалению, доказательства не всегда перевешивают эмоции.

Panoscope

А вот мой журнал: за это время я написала статьи о коинфекции ВИЧ и туберкулеза в Восточной Европе и Центральной Азии, о наркополитике, о влиянии политики и сообществ на лечение коинфекции в Африке, о движении за права человека, и что они имеют общего с лечением ВИЧ (на примере Непала, Кении, немножко России) и небольшую статейку о своих впечатлениях на конференции. Еще появилось несколько идей нестатейного порядка. Это была неплохая практика. Думаю, для меня ли это занятие? Вроде бы справляюсь, но насколько это меня притягивает? Надо почитать еще что-то о development writing и health journalism.

Сегодня ожидается окончание конференции. Очень хочется домой.

Очень.

Саша


Марк Сандел. 10 фактов о домашнем насилии, которые должен знать каждый социальный работник

(из журнала «Новый социальный работник», лето, 2003)

Двадцать лет назад было мало реальных знаний относительно насилия между партнерами, концептуальные объяснения еще не были продуманы, а социальные работники не были достаточно подготовлены к тому, чтобы работать с этой проблемой. Домашнее насилие в то время относилось к сфере частной жизни и считалось проблемой семьи и личным делом. Сегодня студенты и социальные работники могут воспользоваться результатоми исследований и опытом частной практики, которые были недоступны два десятилетия назад. Последствия домашнего насилия весьма значимы для социального работника; многие наши клиенты были подвержены этому насилию в качестве первичных или вторичных жертв. Многие из наших клиентов мужского пола били своих партнеров. Многие из нас самих чувствуют влияние насилия на наши собственные семьи.
Социальные работники должны проникать в самую сущность проблемы домашнего насилия, чтобы направленно работать на прекращение насилия. Интервенции, которые могут уменьшить домашнее насилие должны проводиться на всех уровнях: микро, меццо и макро.
Социальные работники должны знать следующее:

1. Домашнее насилие — это распространенное преступление.

Как и в случае со всеми другими преступлениями, точное количество случаев домашнего насилия сложно подсчитать. Исследование показывает, что такие случаи на уровне преступлений проявляются примерно в 25-50% всех браков. Насилие проявляется в семьях любого социально-экономического уровня, не зависимо от расы, уровня образования и окружающего сообщества. Примерно 40 % мужчин могут в определенный момент проявить насилие по отношению к своей партнерше.
Читать дальше:


Сообщество в социальной работе

Понятие «сообщества» (англ. — community) является одним из ключевых в социальной работе. С одной стороны существует целое практическое направление в СР — работа с сообщестом. Однако, даже если социальный работник имеет дело не напрямую с сообществом, а индивидуально — с клиентом, сообщество всегда является контекстом этой работы, поскольку понятие «себя» клиента хотя и частично, но всегда развивается через вовлеченность и идентификацию личности с социальным окружением.

Впервые социологическое определение понятию сообщества было дано в 1915 году, сейчас уже насчитывается более 90 различных определений. Понятие сообщества, как и многие другие понятия социальных наук, не всегда однозначно, часто запутанно, наделено идеологическим смыслом и описывает целый пласт социальных феноменов.

Однако при этом сообщества сами по себе являются реальностью для большинства, даже если для разных людей они значат разное — от географического пространства до геополитической или гражданской общности или места, с которым человек идентифицируется эмоционально. Именно это последнее понимание является верным для большинства людей. Ученые в качестве важных черт этого феномена выделяют эмоциональную заряженность понятия сообщества, личную идентификацию с ним и символическое конструирование сообщества людьми. Сообщество — это простанство, в котором люди получают свой фундаментальный и наиболее существенный опыт социальной жизни вне собственного доме, т.е. то место, где человек учится быть социальным.

Читать дальше: Читать далее


Центры для местного сообщества

Данная запись посвящена феномену «community centre». Адекватный перевод на русский язык для этого понятия подобрать сложно, поскольку оно представляет собой некоторую культурную реалию, в нашей стране, почти не наблюдаемую. В чем-то эта реалия соответсвует сельскому клубу или дому культуры, как мы его помним. В словарях предлагаются разные переводы «общественный центр»; «культурно-спортивный центр (районный или городской)», «центр жилого района или города»; «местный центр»; «общинный центр». Для этого понятия важными являются два момента: 1) разнообразие деятельности, которая осуществляется в центре; 2) локальность, ориентированность на местное сообщество.

История возникновения

История «центров для местного сообщества» берет свое начало в Америке в начале XX века, когда социальные активисты стали использовать школы во внешкольное время для различных нужд, в том числе образования взрослых, организации различных видов отдыха. Важной функцией этих центров было также объединение сообщества — местных рабочих, иммигрантов и т.п. — по территориальному принципу. К началу 1910-х годов такая практика стала узаконенной, несмотря на противостояние большой части политиков, поскольку, таким образом, сообщество могло мобилизоваться и стать некоторой самостоятельной политической силой. В 1916 году создается Национальная Ассоциация Центров для Местного Сообщества, к концу 10-х годов их уже больше ста по всей стране.

Центры для местного сообщества стали рассматриваться как инструмент для развития и защиты демократии (среди апологетов этой идеи была Мэри Паркер Фоллетт, одна из основательниц социальной работы в США). Однако в реальности этого не случилось – участники сообщества были по большей части ограничены работой в области организации клубов и кружков, при этом организаторов из сообщества в скором времени сменили профессионалы, не имевшие отношения к самому сообществу. Вместе с ростом количества центров росло и количество специально созданных  и переоборудованных для деятельности центров зданий.

Центр для местного сообщества, г. Киркдейл, Великобритания

Центр для местного сообщества, г. Киркдейл, Великобритания

И в Англии и в Америке на появление центров для местного сообщества также повлияло движение сеттельментов.

В Англии к этому стоит прибавить появление местных социальных клубов, куда приходили и где объединялись безработные из местных районов в поисках работы на благо сообщества (чаще всего в области ремесел и ручного труда). Постепенно к этому добавлялись образовательные курсы, культурные мероприятия, часто центры сдавали свои помещения под проведение кружков, местных праздников или встреч. Со временем эти центры давали путь для образования “ассоциаций жителей» или “органов местного самоуправления”  (community associations). Ассоциации таким образом преследовали цель представления и отстаивания интересов сообщества, а также самопомощи внутри сообщества. Но к 70-м годам в виду распределения власти внутри британского общества дейстельность ассоциаций более-менее свелась к поддержанию деятельности и зданий центров.

Деятельность центров сегодня

По оценкам специалистов к концу 90-х годов в Англии насчитывалось около 18809 зданий центров, при этом сегодня услугами центров пользуются около 4,4 миллионов людей еженедельно (примерно 10% населения страны), и 235000 людей задействованы в организации и руководстве дейятельности центров (не считая волонтеров). Таким образом, центры для местных сообществ продолжают предоставлять место для различного рода деятельности (образование для взрослых, поддержка престарелых, образовательная работа с дошкольниками или школьниками, также в них собираются представители различных политических партий и групп), а также рабочие места и  потенциал для объединения и изменения условий жизни внутри сообщества.

Клуб пожилых горожан, собирающийся в центре для местного сообщества, в городе Кроуфордсвиль, США. Членство в клубе стоит 7 долларов в год. Члены клуба играют вместе в бинго и в юкер, и ежемесячно собираются на обед. Также в центре проходят занятия йогой, ремеслами и аэробикой, кружок хорового пения - все для пожилых.

Клуб пожилых горожан, собирающийся в центре для местного сообщества, в городе Кроуфордсвиль, США. Членство в клубе стоит 7 долларов в год. Члены клуба играют вместе в бинго и в юкер, и ежемесячно собираются на обед. Также в центре проходят занятия йогой, ремеслами и аэробикой, кружок хорового пения - все для пожилых.

Часто подобные центры рассчитаны на отдельные группы, например центры еврейской, исламской или христинской общин, или молодежные центры.  При этом, если центры рассчитаны на все местное сообщество, то часто в них уживаются члены сообщества, которых рядом не часто увидишь. Это ведет к объединению сообщества во его многообразии, к диалогу внутри сообщества. Вот, к примеру, расписание работы центра в Южном Оксфорде, Британия:

Вторник Резьба по дереву
(дети 6-9 лет)
5.45-7.00pm Большой зал
Тай-чи
(для начинающих)
6.30-8.00pm Комната 5
Фламенко 7.15-8.45pm Большой зал
Айкидо 7.30-9.30pm Додзё
Анонимные игроки 7.30-9.00pm Комната 2

Часть этих организаций в Британии объединены в некоммерческую «Сеть Социальных центров». В Италии с самого начала, с 1970-х годов, такие центры стали также центрами политической оппозиции. Их создание было связано с социальным движением радикально-марксисткого толка, и различные инициативы, в т.ч. антиглобалисткие движения и организации, борящиеся за права нелегальных, выросли внутри подобных центров. В Сингапуре, наоборот, все центры подчинены государству.

Некоторые центры для местного сообщества существуют он-лайн в интернете: сообщество организуется на основании частных блогов, фотоальбомов, групп людей, членов сообщества, а участие в них определяется администраторами сайтов.

Организация подобных центров  была очень важной для истории социальной работы, так как дала почву для появления работы с сообществом, о чем мы напишем позднее.

Примеры центров для местного сообщества:

1)      http://www.russianmississauga.com/pages/mrcc.html — Русский Общественный Центр Миссиссаги / Mississauga Russian Community Centre (центр русской общины провинции Онтарио);

2)      http://www.oxfordcity.co.uk/oxford/home_community_community_centres.html — список центров в городе Оксфорд

От себя хочется добавить, что такие центры — хороший способ узнать, как зовут твоего соседа. Они возрождают чувство, что мы живем не по одиночке, чувство, по которому многие из нас, как кажется, соскучились.

Вернуться на главную страницу