Tag Archives: пожилые

Ненси Пирс. Как наладить связь с человеком с болезнью Альцгеймера

(Из журнала Social Work Today, 9 #4, c. 26)

Как научиться перестраивать собственный образ мыслей и пробиваться через тупики в общении с людьми с болезнью Альцгеймера и другими деменциями. Как научиться жить, не имея все ответы на свои вопросы.

Джуди с отчаянием кричала: «Я здесь, прямо здесь» раз в минуту или раз в две минуты каждый день, перед тем как садилось солнце. Каждый день ближе к вечеру она сидела рядом с другими людьми у поста медицинской сестры, но это не приносило ей покоя и возглас «Я здесь, прямо здесь» словно бы пронизывал все окружающее пространство.

Джуди, которая в течение дня смеялась и всем раздавала воздушные поцелуи, вечером оказывалась в плену своего разрушительного заболевания, призывая кого-нибудь, кто бы догадался где она, помог ей, был рядом с ней. Для нее, как и для многих, чувство изоляции и невозможности связи с другими людьми было настоящим кошмаром.

Мы — профессионалы, заботившиеся о ней, семья, друзья — также чувствовали себя в изоляции, словно бы стоящими за запертой дверью ее болезни, пытаясь наладить общение с Джуди. По мере развития ее болезни, возможностей общения с ней становилось все меньше, и любые связные взаимодействия оказывались все более сложными, если не невозможными. Мы очень переживали из-за нашей неспособности помочь Джуди достичь покоя, мы скучали по ее смеху и поцелуям. Со временем мы стали считать, что наладить с ней контакт невозможно и стали смотреть на нее скорее как на проявление болезни, чем на человека, который, как и мы все, нуждался в том, в чем нуждаемся мы все.

Как и мне, Джуди и другим людям с деменцией нужно чувствовать себя частью потока таких нематериальных даров, как юмор, мудрость и понимание, которые можно найти во взаимодействии одного человека с другим. Эти потребности продолжают существовать, даже когда жизнь начинает подходить к концу. Я стала осознавать, что моя задача социального работника состояла не в том, чтобы понять, какие действия мне нужно предпринять, чтобы помочь ей. Смысл был не в том, что я сказала или не сказала, он был в том, чтобы Джуди что-то получила от меня, что-то для себя сомой. Как говорит Джин Бейкер Миллер, соавтор книги «Связь, которая лечит»: «Смысл в том, чтобы быть включенным в человеческую связь и не быть выключенным из нее».

Читать далее

Реклама

Юлия Остропольская. Работа с русскими иммигрантами.

(из книги «Дни жизни социальных работников»: Days In The Lives Of SocialWorkers:54 Professionals Tell «Real-life» Stories From Social Work Practice, Harrisbourg, 2005. P. 359 – 363)

— Я бы хотела работать с русскоговорящими пожилыми людьми и людьми с физическими недостатками, — сказала я, будучи студенткой-практиканткой. — Мне кажется, им нужна социальная поддержка.

— Чепуха, — сказали мне, — Их взрослые дети поддерживают пожилых. Но если хотите, то пожалуйста…

Это был 1995 год, и я начала ходить по домам, спрашивая у людей, какие у них проблемы, с какими трудностями они сталкиваются и в чем их потребности. Очень скоро стало очевидно, что в сфере предоставления социальных услуг пожилым русскоговорящим американцам, недавно поселившимся здесь, так много пробелов, что мое агентство написало заявку на грант, чтобы поддержать мою деятельность и создало отдельную должность для обеспечения работы с клиентами.

Сегодня у меня есть свое собственное агентство, которое выросло из моей девятилетней практики социального работника и терапевта. Моя работа принесла мне много вызовов, успехов и удовлетворения. Она — источник жизненного опыта, который невозможно предугадать – как хороших моментов, так и плохих, в ней можно столкнуться и с провалами, и с пространством для роста.

«Юлия, надеюсь, я не очень рано звоню, — будит меня голос клиентки в 7 утра. Неотложная ситуация, попытка извиниться в минуту отчаяния. – У моего мужа кончились лекарства, а мы не можем никому позвонить, чтобы их принесли, или сходить в аптеку. У нас была чудовищная ночь, он все время плакал от боли».

Так и начинается мой день, я звоню в аптеку и прошу их доставить лекарства. Думаю, что посещу эту семью попозже в этот же день, позвоню их врачу и попрошу его научить их принимать лекарства. По всей видимости, муж принял месячную дозу болеутоляющих за 20 дней – в дозировках легко запутаться, особенно если приходится переводить с неродного языка. Я нашла врача, который бы посещал эту семью на дому, чтобы тем самым по возможности отложить госпитализацию. Хорошо, что ассистент доктора свободно говорит по-русски и также может навещать пациента, чтобы составить историю болезни и выяснить потребности.

Читать дальше: Читать далее


Центры для местного сообщества

Данная запись посвящена феномену «community centre». Адекватный перевод на русский язык для этого понятия подобрать сложно, поскольку оно представляет собой некоторую культурную реалию, в нашей стране, почти не наблюдаемую. В чем-то эта реалия соответсвует сельскому клубу или дому культуры, как мы его помним. В словарях предлагаются разные переводы «общественный центр»; «культурно-спортивный центр (районный или городской)», «центр жилого района или города»; «местный центр»; «общинный центр». Для этого понятия важными являются два момента: 1) разнообразие деятельности, которая осуществляется в центре; 2) локальность, ориентированность на местное сообщество.

История возникновения

История «центров для местного сообщества» берет свое начало в Америке в начале XX века, когда социальные активисты стали использовать школы во внешкольное время для различных нужд, в том числе образования взрослых, организации различных видов отдыха. Важной функцией этих центров было также объединение сообщества — местных рабочих, иммигрантов и т.п. — по территориальному принципу. К началу 1910-х годов такая практика стала узаконенной, несмотря на противостояние большой части политиков, поскольку, таким образом, сообщество могло мобилизоваться и стать некоторой самостоятельной политической силой. В 1916 году создается Национальная Ассоциация Центров для Местного Сообщества, к концу 10-х годов их уже больше ста по всей стране.

Центры для местного сообщества стали рассматриваться как инструмент для развития и защиты демократии (среди апологетов этой идеи была Мэри Паркер Фоллетт, одна из основательниц социальной работы в США). Однако в реальности этого не случилось – участники сообщества были по большей части ограничены работой в области организации клубов и кружков, при этом организаторов из сообщества в скором времени сменили профессионалы, не имевшие отношения к самому сообществу. Вместе с ростом количества центров росло и количество специально созданных  и переоборудованных для деятельности центров зданий.

Центр для местного сообщества, г. Киркдейл, Великобритания

Центр для местного сообщества, г. Киркдейл, Великобритания

И в Англии и в Америке на появление центров для местного сообщества также повлияло движение сеттельментов.

В Англии к этому стоит прибавить появление местных социальных клубов, куда приходили и где объединялись безработные из местных районов в поисках работы на благо сообщества (чаще всего в области ремесел и ручного труда). Постепенно к этому добавлялись образовательные курсы, культурные мероприятия, часто центры сдавали свои помещения под проведение кружков, местных праздников или встреч. Со временем эти центры давали путь для образования “ассоциаций жителей» или “органов местного самоуправления”  (community associations). Ассоциации таким образом преследовали цель представления и отстаивания интересов сообщества, а также самопомощи внутри сообщества. Но к 70-м годам в виду распределения власти внутри британского общества дейстельность ассоциаций более-менее свелась к поддержанию деятельности и зданий центров.

Деятельность центров сегодня

По оценкам специалистов к концу 90-х годов в Англии насчитывалось около 18809 зданий центров, при этом сегодня услугами центров пользуются около 4,4 миллионов людей еженедельно (примерно 10% населения страны), и 235000 людей задействованы в организации и руководстве дейятельности центров (не считая волонтеров). Таким образом, центры для местных сообществ продолжают предоставлять место для различного рода деятельности (образование для взрослых, поддержка престарелых, образовательная работа с дошкольниками или школьниками, также в них собираются представители различных политических партий и групп), а также рабочие места и  потенциал для объединения и изменения условий жизни внутри сообщества.

Клуб пожилых горожан, собирающийся в центре для местного сообщества, в городе Кроуфордсвиль, США. Членство в клубе стоит 7 долларов в год. Члены клуба играют вместе в бинго и в юкер, и ежемесячно собираются на обед. Также в центре проходят занятия йогой, ремеслами и аэробикой, кружок хорового пения - все для пожилых.

Клуб пожилых горожан, собирающийся в центре для местного сообщества, в городе Кроуфордсвиль, США. Членство в клубе стоит 7 долларов в год. Члены клуба играют вместе в бинго и в юкер, и ежемесячно собираются на обед. Также в центре проходят занятия йогой, ремеслами и аэробикой, кружок хорового пения - все для пожилых.

Часто подобные центры рассчитаны на отдельные группы, например центры еврейской, исламской или христинской общин, или молодежные центры.  При этом, если центры рассчитаны на все местное сообщество, то часто в них уживаются члены сообщества, которых рядом не часто увидишь. Это ведет к объединению сообщества во его многообразии, к диалогу внутри сообщества. Вот, к примеру, расписание работы центра в Южном Оксфорде, Британия:

Вторник Резьба по дереву
(дети 6-9 лет)
5.45-7.00pm Большой зал
Тай-чи
(для начинающих)
6.30-8.00pm Комната 5
Фламенко 7.15-8.45pm Большой зал
Айкидо 7.30-9.30pm Додзё
Анонимные игроки 7.30-9.00pm Комната 2

Часть этих организаций в Британии объединены в некоммерческую «Сеть Социальных центров». В Италии с самого начала, с 1970-х годов, такие центры стали также центрами политической оппозиции. Их создание было связано с социальным движением радикально-марксисткого толка, и различные инициативы, в т.ч. антиглобалисткие движения и организации, борящиеся за права нелегальных, выросли внутри подобных центров. В Сингапуре, наоборот, все центры подчинены государству.

Некоторые центры для местного сообщества существуют он-лайн в интернете: сообщество организуется на основании частных блогов, фотоальбомов, групп людей, членов сообщества, а участие в них определяется администраторами сайтов.

Организация подобных центров  была очень важной для истории социальной работы, так как дала почву для появления работы с сообществом, о чем мы напишем позднее.

Примеры центров для местного сообщества:

1)      http://www.russianmississauga.com/pages/mrcc.html — Русский Общественный Центр Миссиссаги / Mississauga Russian Community Centre (центр русской общины провинции Онтарио);

2)      http://www.oxfordcity.co.uk/oxford/home_community_community_centres.html — список центров в городе Оксфорд

От себя хочется добавить, что такие центры — хороший способ узнать, как зовут твоего соседа. Они возрождают чувство, что мы живем не по одиночке, чувство, по которому многие из нас, как кажется, соскучились.

Вернуться на главную страницу


Кейс-менеджмент

Сегодня мы напишем о такой модели социальной работы, которая называется кейс-менеджмент (case management, по-русски также назыв. «работа со случаем» или «социальной сопровождение»).
По определению Общества Кейс-менеджмента Америки (Case Management Society of America), «кейс-менеджмент — процесс, в котором объединяется оценка, планирование, помощь и поддержка в получении услуг, соответствующих потребностям здоровья клиента, осуществляемый посредством общения и поиска доступных ресурсов для достижения качественных и рентабельных результатов».
Кейс-менеджмент — достаточно распространенный метод на Западе, его используют в индивидуальной социальной работе с различными клиентами: бездомными, пациентами больниц, людьми, живущими с ВИЧ, неблагополучными семьями, людьми, освобождающимися из заключения, пожилыми, эмигрантами, в сфере восстановительного правосудия, зависимыми людьми и т.п. Иногда кейс-менеджеров нанимают частные компании, которых заботят частые болезни сотрудников – кейс-менеджер в этом случае помогает сотруднику спланировать лечение, проводит образовательные занятия относительно здоровья, помогает получить медицинские услуги т.п.

Кейс-менеджер беседует с семьей иммигрантов из Ирака, которые провели два года в лагере в Сирии, прежде чем оказаться в Балтиморе. (газета «Балтимор Сан», фото Чиаки Каваири, декабрь 23, 2008)Кейс-менеджмент в социальной работе одновременно направлен и на решение психологических, социальных проблем и проблем со здоровьем, и на работу с социальной системой, в которой живет клиент (от направления во всевозможные организации до адвокации).
Таким образом, кейс-менеджер должен обладать общими навыками социального работника, такими, как умение консультировать, должен разделять этические правила социальных работников. Кейс-менеджеры получают образование на факультетах социальной работы или медицинских факультетах и должны получать соответсвующие сертификаты.
Таким образом, кейс-менеджмент — это некоторое сопровождение клиента в решении его проблемы от начала и до конца. Целью кейс-менеджмента является предоставление социальных услуг самым эффективным способом, и оптимальные клиенты данных программ – люди с множественными психосоциальными проблемами и/или проблемами со здоровьем.

Кейс-менеджмент – это процесс, который развивается по определенным ключевым стадиям. Традиционные стадии кейс-менеджмента таковы:

1. Вхождение в контакт — например, аутрич; определение, подходит ли программа клиенту; вовлечение в программу.
2. Оценка — определение возможностей и потребностей клиента.
3. Планирование, опеределение целей — разработка совместно с клиентом ясного плана, содержащего цели, соотвествующие потребностям, и использующего возможности, выявленные при оценке. План должен состоять из объективных целей, быть привязан ко времени и регулярно обновляться.
4. Интервенция — определение подходящих под этап плана услуг и видов помощи. Направление клиента туда, где он может получить эти услуги и помощь.
5. Мониторинг/оценка — проверка того, работает ли план и приносит ли его выполнение ожидаемые результаты.
6. Завершение — закрытие случая, после того как план выполнен и с помощью выполнения плана достигнут желаемый эффект в удовлетворении потребностей, выявленных на стадии оценки.

Существует множество типов кейс-менеджмента(в зависимости от клиента, продолжительности программы и т.п.), и исходя из этого, стадии процесса могут пополняться или модифицироваться.
Также разработаны стандарты, по которым действует кейс-менеджер. Эти стандарты мы переведем и опубликуем позже. Пока по-англйски их можно найти тут: http://www.socialworkers.org/practice/standards/sw_case_mgmt.asp
Примеры работы программы кейс-менеджмента в России — программа фонда «Гуманитарное действие» (Санкт-Петербург) — http://haf-spb.org/programs/case и проект кейс-менеджмента с несовершеннолетними нарушителями (см. статью на Правда.Ру)

Что есть почитать по-русски:

1. Применение метода кейс-менеджмент в работе с несовершеннолетними правонарушителями в г. Архангельск — http://www.yar.nan.ru/resurs/uudoc/5.doc.
2. Социальное сопровождение в области ВИЧ»инфекции:
стандарты предоставления услуг (Публикация UNODC): http://www.unodc.org/pdf/russia/Publications/case_management_standarts_UNODC.pdf
3. Рекомендации по организации программ социального сопровождения для уязвимых групп(Публикация UNODC): http://www.unodc.org/pdf/russia/Publications/case_management_guidelines_UNODC.pdf
4. Работа со случаем как основа подготовки к освобождению и постпенитенциарного сопровождения подростков из воспитательной колонии. Оценка потребностей подростка (в рамках проекта — http://www.socialworks.ru/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=12&Itemid=35

Саша и Арсений

Вернуться на главную страницу