Tag Archives: подростки

В.В.Москвичев: «Социальная и психологическая помощь семьям подростков в кризисной ситуации»


Лектор: Москвичев Вячеслав Викторович, руководитель Центра социально-психологической адаптации и развития подростков «Перекресток».
Лекция посвящена концепции восстановительного подхода к оказанию социальной и психологической помощи подросткам и их семьям в трудных ситуациях.

Дополнительные материалы: http://mgppu.ru/lektoriy/2010-2011/30.03.11a.php


Профилактика нарушений поведения у детей и подростков: факторы риска, факторы защиты

Факторы риска и факторы защиты

Двумя ключевыми процессами, главными для профилактических программ являются факторы риска и факторы защиты. Специалисты говорят о том, что в жизни человека бывают обстоятельства,

которые могут способствовать развитию поведенческих расстройств; эти обстоятельства называют ФАКТОРАМИ РИСКА. В то же время имеется ряд других факторов, которые удерживают человека от такого шага, и они называются ЗАЩИТНЫМИ ФАКТОРАМИ. Если в жизни человека факторы риска оказываются сильнее защитных факторов, то существует вероятность того, что он/она будет подвержен развитию поведенческих расстройств.

Факторы риска

Факторы риска – средовые, биологические, психологические силы и силы, связанные со взаимодействием с окружающей средой и ведущие к повышенной вероятности поведенческого нарушения.

Вероятность развития поведенческого нарушения резко возрастает с увеличением числа факторов риска. Одни факторы риска являются общими для широкого круга эмоциональных и поведенческих проблем, тогда как другие оказывают более специфическое влияние.

Генетические факторы почти неизбежно играют важную роль в развитии поведенческих и эмоциональных проблем.

Исследования ряда семей упорно показывают, что у детей с психологическими и поведенческими проблемами родители с психопатологией встречаются гораздо чаще, чем у детей без такого рода проблем (Rutter et al., 1990), и из многих работ следует, что значительную роль в детском темпераменте играют генетические факторы. Однако важно подчеркнуть, что психопатология у родителей сопровождается повышенным социальным стрессом, финансовыми проблемами, проблемами в отношениях между партнерами и неадекватным воспитанием детей, т. е. всеми средовыми факторами риска для развития нарушений (Spence, 1998). Поэтому сравнительные роли генов и окружающей среды «вычленить» трудно.

Значительным источником риска являются и биологические факторы. Например, такие пренатальные влияния, как употребление матерью алкоголя, наркотиков или табака во время беременности, наиболее известные биологические факторы.

Хотя нельзя отрицать важность генетических и биологических факторов, важно подчеркнуть и то обстоятельство, что у многих детей, подвергавшимся биологическим факторам риска, соответствующие нарушения и расстройства не развиваются.

В дошкольном и младшем школьном возрасте поведенческие и эмоциональные расстройства тесно взаимодействуют друг с другом и могут являться факторами риска развития нарушений в более старшем возрасте.

Когда дети переживают в процессе учебы трудности или не могут учиться, результатом часто становится эмоциональный дистресс (негативный тип стресса, с которым организм не в силах справиться). Подобный эмоциональный дистресс способен, в свою очередь, спровоцировать развитие процессов оппозиционного поведения и может способствовать развитию и поддержанию процессов внутрисемейного принуждения, которые приводят к развитию поведенческих, эмоциональных, и в дальнейшем, и новых учебных проблем (Patterson, Reid & Dishiion, 1992)

Был идентифицирован широкий круг средовых факторов риска, связанных с родительским воспитанием и семьей. Социоэкономическое неблагополучие и средовая депривация (недостаточное удовлетворение потребностей) — вот два самых известных примера подобных факторов риска. Однако почти невозможно установить, существуют ли вообще прямые связи между социоэкономическим неблагополучием и детскими поведенческими проблемами, и каковы они. Дело в том, что социоэкономическое неблагополучие тесно связано со многими другими факторами риска — неблагополучное окружение, не налаженный быт, малая доступность образования, меньшая образованность матерей, большее число неполных семей, финансовые трудности, проблемы у родителей — психологические и связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, а также недоступность социальных услуг и услуг в сфере досуга.

Читать далее


Кира Коврова. День социального педагога

Мне очень нравится, как Владимир Леви сравнивает «руку Судьбы» в некоторых судьбах с шахматистом суперкласса — вроде бы все загадочно, почему именно так, но вместе с тем оказывается, что надо именно так. Случайно и вместе с тем логично, одно к другому, и все складывается. Может, конечно, я немного и «зарываюсь», но я вижу эту самую «промыслительность», путь к «своему насущному» и в том, как у меня получилось так, что я стала социальным педагогом. 

Я работала психологом в одной и той же — «нашей» — школе в течение десяти лет, это было «мое», но иногда мне было трудно самой найти себе дело, так как уже тогда, наверно, хотелось,делать прежде всего то, что помогает конкретным людям, а в больших школах и на массивных диагностиках нередко этими самыми диагностиками дело и кончается, это раз. Во-вторых, психолога обычно пытаются официально или неофициально задействовать под что-то непсихологическое, так как его работа все-таки не очень видна. Часто можно услышать что-то вроде: «ну да, вот один подросток ходил-ходил «исповедываться» к психологу и продолжает оставаться «чудным», а вот этого мама на пару с классным руководителем так зажали, что сразу стал сильно лучше….». Или: «А где результат от группы коррекции страхов?» (подразумевается, кажется, в «повышении успеваемости», хотя и не решилась уточнять) 

Так что я, не очень четко осознавая это все, тянулась больше к своей подруге, которая была как раз социальным педагогом. У нас, напротив, все было вместе — и то, как мы сдруживались, и то, что мы делали. Я приходила с утра пораньше к ней в кабинет, и мы размечали наш день. Она говорила о том, что случилось находящегося в ее компетенции, и мы решали, как распределим работу, чьей в данном случае больше и какой. Получалось, мне думается, неплохо. Я восхищалась многим из того, что делала моя подруга, многому училась у нее. Я даже пыталась статью написать о нашем опыте, но как мне кажется, не достигла в ней надлежащего уровня обобщения, ограничилась конкретными примерами. А потом увидела несколько схем взаимодействия психолога и социального педагога и поняла, что это в общем, про нас, что мы интуитивно нашли «правильный» вариант… 

Затем были еще разные изменения и дополнения, и самое главное из них — создание как таковой структуры школьной социально-психологической службы в нашем городе два года назад и приход в нее еще двух человек, одной из которых выделили всю начальную школу (и как психологу, и как социальному педагогу), а другой поручили руководство и уроки «психологии общения», от которых я долго «отбояривалась» (и которые оказались для человека его «кровным делом» и пошли вроде бы очень здорово), и немного социальной педагогики. Но год назад моя подруга уехала в другой город по семейным обстоятельствам, и мне предложили ее ставку. Вот так оно все вышло, что я стала социальным педагогом. 

Читать далее


Срез иглы (Канада), 2008

Мы выкладываем документальный фильм с русскими субтитрами, посвященный работе команды уличных медсестер в Ванкувере. Это аутричработники, которые помогают бездомным потребителям наркотиков, коммерческим секс-работницам и уличной молодежи.

Вообще этот диск — обучающий. Помимо фильма, который мы сегодня выкладываем, к каждой главе есть комментарии работников, а также в диск включены интервью с различными специалистами — медсестрой в маленьком канадском городке, терапевтом, работающим с зависимыми людьми, равными консультантами. Темы, которые обсуждаются — этика социальной работы, природа зависимости, действие наркотиков, социальная работа с сообществом, с коренным населением, секс-работа и наркотики. Также специально для фильма разработана рабочая тетрадь. Вот, например, разбор истории Лиз и Бекки в этой тетради.

Можно сказать, что фильм дает картину жизни реального человека в реальной ситуации  — улица и наркотики. И очень интересно следить за работой медсестер, что они говорят, а что не говорят, как оценивают состояние их клиентов, готовность к переменам в их жизни.

Предупреждение: фильм содержит тяжелые сцены. Не рекомендовано к просмотру людям, проходящим реабилитацию.

Просмотр по ссылке:

Вернуться на главную страницу


Нужные книги

А теперь мы напишем о нужных книгах. История нашего знакомства с ними началась в Сербии в детском книжном магазине, куда мы зашли купить что-нибудь почитать для практики сербского. И ухватились за книги издательства Kreativni centar, а вернее за серию их книг «Мала психлологиjа», в которых было написано о детских проблемах для детей — тогда мы купили книгу о конфликтах («Конфликти и шта са нима») и о группах, «кланах» в школах («Klanovi, laznjaci i ostali bezveznjaci»). Начали читать и подумали, что это очень здорово!snv10351

Дальше я (то есть, Саша) по долгу своей службы отправилась на Франкфуртскую книжную ярмарку, где, уже по собственной воле, отыскала это издательство и попыталась купить другие книги из этой серии, привезенные на ярмарку. К сожалению, книги они не продавали, но перенаправили к другому издательству, американскому, «Free Spirit» чьи книги они, оказывается, и публикуют в этой серии, переводя их на сербский (хотя у них есть и несколько изначально сербских книг). Как говорят англичане, it took time, чтобы найти издательство «Free Spirit» в огромных павильонах ярмарки, но американская тетушка-представительница с радостью встретила меня (Сашу) и продала несколько книг, которые ей везти в Америку назад не хотелось. Так что можно сказать, что добывание этих книг было своего рода подвигом.

snv10353

И, в общем, его стоило совершить. Таких книг в России нет (пока?). У нас печатают, в основном, книги про детские проблемы для родителей и учителей, забывая, что проблемы-то детские. В них не учитывается, что у ребенка бывают свои секреты и переживания, которыми он не готов делиться со взрослыми, особенно когда взрослые стали инициаторами этих переживаний (как в случае, например,  развода родителей).

Эти книги, в отличие от популярной психологии для взрослых, не содержат универсальных советов на все случаи жизни и на темы, вроде » как найти мужчину своей мечты и быть счастливой с ним».  Каждая книга посвящена серьезной проблеме, с которой может столкнуться ребенок или подросток (школьные конфликты и травля, депрессия, суициидальные мысли, зависимость, агрессия,  развод родителей. смерть близких и т. д.) Как правило, содержание книг строится по похожей схеме: описание проблемы (с одной стороны оно научно, но с другой дается предельно понятным для подростка или ребенка языком), как можно оказать первую помощь, описание профессиональной помощи ( и в каких случаях необходимо за ней обращаться), и в конце приводятся адреса телефонов доверия и организаций, в которых можно эту помощь получить. Иногда по тексту книги даются ссылки на важные сайты или другие книги о проблеме, которые можно почитать, иногда текст повествования прерывается рассказами самих детей, как они сталкивались с этой проблемой: snv10363

Еще есть анкеты, тесты опросы, таблицы, которые подросток может заполнить сам, визитки с важными номерами телефонов, которые он может вырезать и носить с собой. Например, в книге про то, как справиться с депрессией, есть такая таблица:

snv10358

А вот разворот из сербской книги про конфликты:

snv103651

Книги написаны профессиональными психотерапевтами и педагогами,  которые много лет работают с подобными проблемами у детей и подростков, и в них предложены реальные способы решения, а не обычное и ничего не значащее «Надо полюбить себя». Например в книге про то, что делать ребенку, если родители развелись, даются советы, как поступать, если родитель просит ребенка хранить секрет от другого родителя, а ребенку это неприятно, как поступать, если родителю грустно после развода, как поддерживать отношения со всеми бабушками, и как не винить себя в разводе родителей…

Другая хорошая сторона этих книг — они учат подростков помогать другим подросткам. Например, книга о предотвращении самоубийства. Какой бы страшной нам не казалась эта тема, но проблема самоубийств среди подростков существует и она серьезная, о ней необходимо говорить. По статистике, подросток, который готовится совершить самоубийство в 90 % случаев делится этим в первую очередь со своими друзьями, а не со взрослыми, значит друг может спасти друга. Самое важное в этом случае, что все советы, предлагаемые в книге, выполнимы и все рекомендуемые действия посильны для любого.

В России мы нашли один перевод, сербской книги про конфликты: книга «Конфликты: ищем выход» вышла в издательстве УРАЛ ЛТД (Челябинск), но к сожалению, в переводе потерялся особый юмор этой книги, а также классная-вкладка постер о том, как надо учиться отделять проблему от человека (проблема на постере нарисована как большой синий бегемот).

Повторимся, что книг такого плана, написанных по-русски, вообще нет. А ведь хорошее дело, такие книги печатать.

Арсений и Саша

P.S. Если кликать на картинку, можно посмотреть ее в большем размере.

Вернуться на главную страницу