Tag Archives: инвалидность

Константин Зборовский. Группы самопомощи в технологии социальной реабилитации инвалидов

(из журнала Социальная работа № 5, 2008)

В последнее время все активнее и активнее проводится модификация технологий реабилитации различных категорий инвалидов. Особое внимание уделяется методикам и подходам, направленным на максимальную активизацию самого человека с ограничениями жизнедеятельности и членов его микросоциального окружения. Другими словами, на первый план выходят следующие задачи:
1. Четкое определение реабилитационного потенциала человека и его резервных (потенциальных) возможностей, то есть использование реабилитационного механизма компенсации на всех уровнях. Данное обстоятельство объясняется тем, что восстановление нарушенных функций у человека медицинскими силами и средствами чаще всего в значительной мере ограничено характером развившегося заболевания, степенью морфофункциональных нарушений и отрезком времени, прошедшим после начала заболевания. Так, например, при инсульте восстановление нарушенных двигательных, сенсорных, высших психических и др. функций особенно активно происходит в первые три месяца. В дальнейшем активность восстановления снижается, однако в течение первых шести месяцев и даже до одного года могут происходить достаточно значительные позитивные изменения. По мнению ряда авторов, позитивные восстановительные сдвиги могут наблюдаться и в период от одного года до двух лет (период последствий инсульта), однако их степень носит минимальный характер.
Так или иначе, наступает период, когда у человека, перенесшего серьезное заболевание, которое оставило после себя надолго значительные функциональные нарушения, формируется дефект (парез, паралич, слепота…), который не поддается восстановлению медицинскими мерами. В данном случае медицинские мероприятия направлены на поддержание нормального общего функционального состояния (поддерживающая терапия).

Наряду с этим, человек продолжает жить в обществе, у него остаются прежние планы, жизненные цели и стремление выполнения прежних социальных ролей. С учетом развившегося дефекта здоровья ему становится сложнее все это реализовать. Он просто не знает, как жить в новом для него физическом состоянии. Поэтому главное в жизни человека — это реализация себя как личности, и, соответственно, реабилитационная потребность заключается в социальной реабилитации личности. Таким образом, из вышесказанного вытекает вторая задача

2. Диагностика особенностей личности инвалида и, в частности, типов реагирования его на болезнь и состояние, связанное с нарушениями и дефектами здоровья. При планировании и проведении реабилитационных мероприятий необходимо четко отслеживать каскад патологических, психологических нарушений, являющихся реакцией или следствием основной проблемы, а также динамику переживания нового, непривычного состояния.
Читать далее

Реклама

Валентина Гусева. День работы в психоневрологическом интернате.

Я сотрудник Санкт -Петербургской благотворительной общественной организации  «Перспективы». Эта организация  существует уже около 15 лет, о ее истории можно узнать подробнее  на нашем сайте – www.perspektivy.ru. Цель ее – помощь детям и молодым людям с тяжелыми множественными нарушениями. Множественные нарушения – под этим обычно подразумевается, что человек имеет и физические ограничения, и задержку интеллектуального развития. Изначально программа разворачивалась в детском доме № 4 в Павловске, в корпусе, где жили самые тяжелые и слабые дети. Здесь дети годами только лежали в кроватях, видели только потолок над собой и это было всё. Благодаря приходу волонтеров и сотрудников в Павловск многое изменилось. Потом дети стали подрастать. Cогласно существующим правилам, после 18 лет они должны уходить из детского дома в ПНИ – психоневрологический интернат. Многие павловские дети оказались в ПНИ № 3 в Петергофе. Так начался проект здесь. ПНИ в Петергофе – огромный дом, где живет больше тысячи человек. Мы стараемся заботиться о наших подопечных, их около 120, они живут в основном на двух отделениях (интернат организован по больничному типу, как и все заведения такого рода). А вообще здесь живут вместе очень разные люди. Есть такие, как наши подопечные. Есть физически здоровые люди с нарушениями интеллекта разной степени тяжести. Есть очень пожилые люди. В общем, разные группы, которым одинаково не нашлось места в жизни по ту сторону забора.

Я работаю в Петергофе чуть меньше трех лет. Это не так уж долго, по сравнению с некоторыми моими коллегами. Я психолог, а также куратор группы слабых подопечных – это словосочетание означает, что я стараюсь улучшить качество жизни ребят моей группы, удовлетворить их индивидуальные нужды (особая одежда, дополнительная еда, ремонт колясок, медикаменты и проч), постоянно веду кучу разных переговоров – с врачами, санитарками, волонтерами, нашими сотрудниками – чтобы вся наша общая работа для ребят была как можно более эффективна. Также я занимаюсь с моими подопечными индивидуально как специалист, а летом я организатор летних лагерей Петергофа (но это уже другая история, про это надо рассказывать долго и отдельно).

ПНИ, Петергоф. Рабочий визит группы музыкальных терапевтов из Германии, Голландии, Венгрии, членов Ассоциации музыкальных терапевтов-студентов.

ПНИ, Петергоф. Рабочий визит группы музыкальных терапевтов из Германии, Голландии, Венгрии, членов Ассоциации музыкальных терапевтов-студентов.

Вот примерно как  проходит мой обычный рабочий день.

8-35 – я добегаю  до своей платформы и жду  электричку. На работу в основном  все ездят из города, многие  – издалека, с другого конца  Петербурга. Мне, по нашим масштабам,  повезло. Я живу недалеко от  платформы нужной ветки и могу  туда дойти за 15-20 минут. Это значит, что я трачу на дорогу до работы 1 ч 10 – 1 ч 30 минут. Наверное, можно сказать, что рабочий день начинается уже по дороге. Нередко в пути сотрудниками обсуждаются разные рабочие вопросы, становятся известны новости, планируются собрания, люди договариваются о каком-то взаимодействии. Это очень удобно, но это и утомительно, потому что начинаешь чувствовать, что твой рабочий день начинается на час раньше и заканчивается на час позже (существует же и обратная дорога!). Поэтому время от времени я стараюсь не включаться сразу в обсуждение, читаю, могу подремать или слушать музыку.

Читать далее