Tag Archives: женщины

Арт Фишер. Власть и обещание «невинных» пространств

В данной статье я кратко и насыщенно представляю идею, которая родилась из работы, занимающей меня сегодня в контексте консультирования, обучения или написания текстов о консультировании. Идея заключается в том, что властные практики эффективны, поскольку они обещают нам нечто, а именно продуктивное «альтернативное» пространство жизни.

Среди примеров — «альтернативное» пространство мужско-женской «любви», обещанное в рамках практик «романтических отношений». Подобное обещание («альтернативного» пространства любви) по существу приводит к практикам доминирования, делая невидимым сексизм и гетеросексизм романтических практик мужчин/женщин.

Другим примером может послужить «альтернативное» пространство справедливости, которое противостоит социальным практикам сексизма и гетеросексизма — оно также предлагает обещание, которое фактически приводит к практикам доминирования, делая невидимыми мое собственное воспроизводство доминирования внутри «альтернативных» практик социальной справедливости.

Десять лет я работал в самоорганизованных кризисных центрах и сервисах для беженцев, созданных в рамках феминисткого движения Канады — в качестве консультанта для мужчин и координатора программы, работающей с мужским насилием в отношении женщин. На мою работу влияли знания, полученные от многих учителей в контекстах политического искусства, феминизма, гей активизма, деконструкции, практик, противостоящих угнетению, дискурса интервенций в отношении домашнего насилия, практики приглашения к ответственности мужчин, соврешивших насилие, и нарративной терапии.

Читать далее


Движение против рака груди: история и концепция

Социальные движения можно определить как коллективные действия, которые находятся вне каких-либо институций и нацелены на изменения в работе институций, общества и мироустройства в целом. Движение против рака груди — одно из самых многочисленных и мощных социальных движений, возникших почти одновременно с движением против ВИЧ/СПИДа.

История движения

Движение против рака груди зародилось в 70-х годах в США. Как отмечает Боб Райтер в своей “Краткой истории адвокации в отношении рака груди” [1], историю движения можно разделить на два этапа.

Первый этап знаменовал собой борьбу с общественным молчанием, окружавшим проблему, и требовал признания того, что “рак груди случается, его можно не скрывать”.

По словам Райтера до 70-х годов женщины часто узнавали о своем диагнозе после того, как операция по удалению груди уже состоялась. Рак груди был определенной стигмой и никогда не обсуждался открыто, даже в отношениях «врач-пациент». На данной стадии движение боролось за перераспределение власти врача и пациента в вопросах принятия решения в пользу последнего и на совершенствовании менее инвазивного лечения.
Развитию этого этапа способствовали несколько важных событий:

Читать далее


Ася Аксельрод. Аутрич

(из журнала  «Индекс/Досье на цензуру», 29/2009)

Я проработала десять лет учителем в школе, ранее окончив факультет биологии педагогического университета и курсы повышения квалификации по педагогике и психологии. И неожиданно осталась без работы. Мне хотелось заниматься такой деятельностью, которая будет важна для меня самой и одновременно – очевидно полезна кому-то еще. Поэтому я начала искать волонтерство.

Эта возможность обнаружилась в НКО «Стеллит». Главное направление работы «Стеллита» – помощь людям, вовлеченным в сексуальную эксплуатацию, но помимо того, там был проект работы с бездомными детьми, для чего мой опыт работы в школе был бы весьма полезен.

Но мои занятия не ограничились безнадзорными детьми. Одновременно мне предложили работу с проститутками – их именуют взрослыми коммерческими секс-работницами (КСР). Эта работа имеет целью снижение вреда как для самой подопечной, так и для ее клиентов. Поэтому каждой женщине выдаются презервативы, направления к так называемым доверенным врачам, сотрудничающим со «Стеллитом» в конкретном кожно-венерическом диспансере (КВД) и в одной из женских консультаций; направления в наркологический диспансер и в центр «СПИД», по которым можно получить лечение анонимно. К концу лета проект работы с детьми отпал. Так мне досталась работа с проститутками по методу аутрич.

Аутрич (от англ. outreach) подразумевает, что я не жду обращения со стороны подопечного, а сама прихожу к нему. Поначалу я волновалась, поскольку до сих пор вся моя профессиональная деятельность была связана с детьми. Смогу ли я эффективно взаимодействовать со взрослыми? То обстоятельство, что работать надо было на улице и притом с проститутками, беспокоило меня существенно меньше.

Аутричеры идут или едут по маршруту вдвоем, так что я в первый раз шла с опытным волонтером. Естественно, я изучила толстую методичку, которую выдали в «Стеллите», но там не было написано, как на автобусной остановке, среди нескольких человек, опознать своих подопечных. Я не понимала тогда, как моя коллега вычисляет, к кому именно надо подойти, и спросила ее об этом. Она сказала, что не может однозначно ответить, поскольку это приходит с опытом.

Действительно, внешне между секс-работницами, которых мы тогда встретили, не было ничего общего, отчетливо выделяющего их из остальной толпы. Одна была очень грустная, без сумки и вообще без чего-либо подобного, в серой одежде, без косметики. Понуро стояла на остановке; с нами разговаривала, опустив голову и очень сдержанно. Вторая была в чем-то ярком, в короткой юбке, с неаккуратным макияжем на помятом лице. Очень обрадовалась нашему появлению, сказала, что давно никого не было (из социальных работников), так что стало казаться, что их (то есть ее и подружек) бросили. Третья выглядела со стороны оптимистичной студенткой, вела себя уверенно, даже весело. Разговаривала почти на бегу, торопливо взяла презервативы, а от направлений отказалась: «Сама хожу к врачу».

Читать далее


План безопасности для жертв домашнего насилия

При работе с жертвами насилия социальный работник может помочь клиенту составить план безопасности (safety plan).

Цель плана — помочь клиенту позаботиться о себе и принять ответственность за свою безопасность в тех ситуациях, когда может возникнуть насилие. Из исследований и опыта известно, что домашнее насилие часто повторяется и его вспышки становятся более интенсивными, а также что эмоциональное и вербальное насилие часто переходит в физическое и сексуальное. План безопасности предоставляет клиенту конкретные способы защитить клиента (и детей клиента),  во-первых, помогая распозновать те знаки, которые обычно предшествуют насильственным действиям со стороны партнера, во-вторых, предоставляя ему возможность использовать доступные персональные ресурсы и ресурсы сообщества. Клиент должен понимать, что его потребность в понимании подобных знаков со стороны партнера ни в коем случае не значит, что он ответственен за насилие, которое совершает партнер.  План безопасности должен заключать в себе ответы на следующие вопросы:

1.  Какие сигналы, реакции со стороны партнера Вы можете ощутить или почувствовать, которые говорили бы Вам, что Вы находитесь в опасности? (например, действия, слова или внешний вид Вашего партнера в начале подобных эпизодов)

Читать дальше: Читать далее


Марк Сандел. 10 фактов о домашнем насилии, которые должен знать каждый социальный работник

(из журнала «Новый социальный работник», лето, 2003)

Двадцать лет назад было мало реальных знаний относительно насилия между партнерами, концептуальные объяснения еще не были продуманы, а социальные работники не были достаточно подготовлены к тому, чтобы работать с этой проблемой. Домашнее насилие в то время относилось к сфере частной жизни и считалось проблемой семьи и личным делом. Сегодня студенты и социальные работники могут воспользоваться результатоми исследований и опытом частной практики, которые были недоступны два десятилетия назад. Последствия домашнего насилия весьма значимы для социального работника; многие наши клиенты были подвержены этому насилию в качестве первичных или вторичных жертв. Многие из наших клиентов мужского пола били своих партнеров. Многие из нас самих чувствуют влияние насилия на наши собственные семьи.
Социальные работники должны проникать в самую сущность проблемы домашнего насилия, чтобы направленно работать на прекращение насилия. Интервенции, которые могут уменьшить домашнее насилие должны проводиться на всех уровнях: микро, меццо и макро.
Социальные работники должны знать следующее:

1. Домашнее насилие — это распространенное преступление.

Как и в случае со всеми другими преступлениями, точное количество случаев домашнего насилия сложно подсчитать. Исследование показывает, что такие случаи на уровне преступлений проявляются примерно в 25-50% всех браков. Насилие проявляется в семьях любого социально-экономического уровня, не зависимо от расы, уровня образования и окружающего сообщества. Примерно 40 % мужчин могут в определенный момент проявить насилие по отношению к своей партнерше.
Читать дальше: