Tag Archives: ВИЧ

Перебои с лечением. Адвокация. Социальные движения. Интервью с Александрой Волгиной

Наш новый подкаст- интервью с Александрой Волгиной  о недавно прошедших акциях протеста по поводу перебоев с препаратами для лечения ВИЧ-инфекции.
Слушать здесь.
Полезные ссылки:

 Сайт FRONTAIDS
http://frontaids.org/

Фильм о FRONTAIDs http://www.youtube.com/watch?v…

Всеволод Бельченко «Восстание живых мертвецов»
http://vbelchenko.livejournal.…

Валерий Панюшкин о перебоях
http://www.svobodanews.ru/cont…

Передача по РЕН-ТВ о перебоях
http://www.youtube.com/watch?v…

Сообщить о перебоях с лекарствами в вашем городе можно здесь: www.pereboi.ru
Приятного прослушивания!


Вена, день шестой и седьмой. Усталость.

Стало понятно, что либо ты пишешь статью, либо ты посещаешь конференцию. Медиа-центр стал вторым домом, только нет еды.

Я посетила сессию по интеграции лечения ВИЧ и туберкулеза — какие необходимы ответы на всех уровнях: государственном, исследовательском, работы в поле, на уровне сообщества. Стало совершенно очевидно, что система может заработать только целиком, и торможение частей может свести всю работу на нет.

Опять протестовали — вернее устраивали театральное представление — о праве на жилье, о том, как наличие жилья влияет на эпидемию ВИЧ. Что мне нравится тут, что каждый протест сопровождается цифрами. Вот и тут, когда активисты лежали на полу, выпрашивали у проходящих мимо мелочь и еду, один человек стоял и раздавал отчет по исследованию. Доказательность — хорошая вещь. К сожалению, доказательства не всегда перевешивают эмоции.

Panoscope

А вот мой журнал: за это время я написала статьи о коинфекции ВИЧ и туберкулеза в Восточной Европе и Центральной Азии, о наркополитике, о влиянии политики и сообществ на лечение коинфекции в Африке, о движении за права человека, и что они имеют общего с лечением ВИЧ (на примере Непала, Кении, немножко России) и небольшую статейку о своих впечатлениях на конференции. Еще появилось несколько идей нестатейного порядка. Это была неплохая практика. Думаю, для меня ли это занятие? Вроде бы справляюсь, но насколько это меня притягивает? Надо почитать еще что-то о development writing и health journalism.

Сегодня ожидается окончание конференции. Очень хочется домой.

Очень.

Саша


Вена, день пятый. День протестов.

В середине дня в медиа-центр прорвались секс-работники. Они прошли по периметру с красными зонтиками и криками: «Shame!» (то есть «стыд»). Протест был посвящен сокращению финансирования программ лечения и профилактики ВИЧ на уровне стран и международных организаций.

Секс-работники — одна из групп, подвереженных всесторонней дискриминации, что делает их еще более уязвимыми в вопросах профилактики и лечения ВИЧ\СПИДа.

ВСЕ люди имеют права от рождения

Секс-работники протестуют

Вечером я поучаствовала в Марше за права человека. Огромная толпа прошла по центру Вены. Небольшой ролик, ближе к концу марша:

Права человека — в вопросе лечения ВИЧ настолько же важны, насколько само лечение. Поскольку их нарушение сводит на нет все попытки сдержать эпидемию — никто не пойдет сдавать тест, если рискует за это сесть в тюрьму или подвергнуться пыткам. По вечерам в медиа-центре мониторю российскую прессу о событии — грустная картина. Практически нет блоггеров. Права человека — не самая актуальная тема? Не думаю.

Статьи пишу, но уже не помню о чем. По утрам перед входом на конференцию раздаю газету, очень пригождается тут опыт аутрич-работника!

Саша


Вена, день второй. Начало воркшопа.

Сегодня познакомилась с коллегами.
Трое журналистов из Индии, одна из Лесото, одна из Свазиленда, один журналист из Уганды, одна с Ямайки и я.
С 8 утра и до 18 вечера мы сидели вместе в одном конференц-зале и слушали выступления, а также говорили. Говорили о возможностях для журналистов на конференции, о том, как вообще может журналист писать о ВИЧ и о СПИДе, о маргинализированных детях и молодежи в Восточной Европе (привет, Россия!), о потребителях инъекционных наркотиков в странах Карибского бассейна, о табу, о влиянии на правительства, об идее прав человека, о культуральном неприятии этой идеи, о том, насколько серьезные последствия могут повлечь за собой ошибки при ненаучном подходе.
В конце дня голова гудит. Получается, что мне важно быть именно с этими людьми из этих стран, их проблемы понятны мне и знакомы мне — дискриминация, уголовное преследование, замалчивание самого факта существования проблем…
И теперь у меня несколько важных тем в голове: Россия и идея прав человека. Журналистка из Лесото говорила о том, что слово «права» в ее стране табуировано. Его не может произнести женщина, мужчина — с большой опаской. Откликнулось про Россию. «Права человека», и еще более страшное слово «толерантность».
А еще тема — Россия и возможность диалога с международным сообществом (это вообще возможно? внешнее влияние эффективно ли хоть сколько-нибудь?). И все это оказывается, не общие вопросы, а частные — есть ли сейчас для бездомного парня двадцати лет, с детства живущего на улице в Москве из-за насилия в семье, с детства употребляющего наркотики, получить достойную медицинскую и социальную помощь? А если он сбежал другого города? А если у него ВИЧ? Пока это маловероятно. Что я могу сделать для того, чтобы шансы его выросли? Где искать силы и поддержку?
Пока получается, что мероприятие задевает меня в первую очередь как социального работника, а как журналиста.
Хотя еще надо написать статью в 350 слов в качестве домашнего задания, хехе.

Саша


Вена день первый. В преддверии Международной конференции по СПИДу

Обосновалась в Вене. Пока мое присутствие тут ничем не объясняется, просто гуляю одна по незнакомому городу.
Завтра же меня ожидает тренинг для журналистов, потому что я оказалась в группе региональных корреспондентов, которые будут писать в ежедневную газету, сопровождающую конференцию. Писать на темы, связанные с ВИЧ и туберкулезом. Буду одной из этих http://www.healthdev.net/site/post.php?s=6176

Вернее уже: http://www.panosaids.org/Left_read.asp?leftStoryId=162&leftSectionId=1

А сама конференция начнется 18 июля — ее сайт вот тут http://www.aids2010.org/.

Как это связано с социальной работой, спросите вы? Надеюсь, что связано, ибо буду пытаться описывать разные социальные проекты восточной Европы, связанные с работой с людьми в группе риска (бездомными, потребителями наркотиков). Но точно узнаю только завтра.

А пока Вена готовится встречать конференцию — на фасаде ратуши красуется огромная красная ленточка. А я купила себе смешные очки от солнца.

Саша


Интервью с врачом Екатериной Степановой (Казань): о паллиативной медицине и не только

Слушать здесь: Интервью.

Краткое описание:

1) наша поездка в Казань в сервисный центр для потребителей наркотиков. Интервью со врачом-инфекционистом Катей Степановой о работе центра и о медицинской и социальной помощи умирающим и их семьям;

2) сбор подписей под письмом президенту за открытие детского хосписа — здесь: http://community.livejournal.com/dom_angela/876.html

А это Катя:

Вернуться на главную страницу


Кейс-менеджмент

Сегодня мы напишем о такой модели социальной работы, которая называется кейс-менеджмент (case management, по-русски также назыв. «работа со случаем» или «социальной сопровождение»).
По определению Общества Кейс-менеджмента Америки (Case Management Society of America), «кейс-менеджмент — процесс, в котором объединяется оценка, планирование, помощь и поддержка в получении услуг, соответствующих потребностям здоровья клиента, осуществляемый посредством общения и поиска доступных ресурсов для достижения качественных и рентабельных результатов».
Кейс-менеджмент — достаточно распространенный метод на Западе, его используют в индивидуальной социальной работе с различными клиентами: бездомными, пациентами больниц, людьми, живущими с ВИЧ, неблагополучными семьями, людьми, освобождающимися из заключения, пожилыми, эмигрантами, в сфере восстановительного правосудия, зависимыми людьми и т.п. Иногда кейс-менеджеров нанимают частные компании, которых заботят частые болезни сотрудников – кейс-менеджер в этом случае помогает сотруднику спланировать лечение, проводит образовательные занятия относительно здоровья, помогает получить медицинские услуги т.п.

Кейс-менеджер беседует с семьей иммигрантов из Ирака, которые провели два года в лагере в Сирии, прежде чем оказаться в Балтиморе. (газета «Балтимор Сан», фото Чиаки Каваири, декабрь 23, 2008)Кейс-менеджмент в социальной работе одновременно направлен и на решение психологических, социальных проблем и проблем со здоровьем, и на работу с социальной системой, в которой живет клиент (от направления во всевозможные организации до адвокации).
Таким образом, кейс-менеджер должен обладать общими навыками социального работника, такими, как умение консультировать, должен разделять этические правила социальных работников. Кейс-менеджеры получают образование на факультетах социальной работы или медицинских факультетах и должны получать соответсвующие сертификаты.
Таким образом, кейс-менеджмент — это некоторое сопровождение клиента в решении его проблемы от начала и до конца. Целью кейс-менеджмента является предоставление социальных услуг самым эффективным способом, и оптимальные клиенты данных программ – люди с множественными психосоциальными проблемами и/или проблемами со здоровьем.

Кейс-менеджмент – это процесс, который развивается по определенным ключевым стадиям. Традиционные стадии кейс-менеджмента таковы:

1. Вхождение в контакт — например, аутрич; определение, подходит ли программа клиенту; вовлечение в программу.
2. Оценка — определение возможностей и потребностей клиента.
3. Планирование, опеределение целей — разработка совместно с клиентом ясного плана, содержащего цели, соотвествующие потребностям, и использующего возможности, выявленные при оценке. План должен состоять из объективных целей, быть привязан ко времени и регулярно обновляться.
4. Интервенция — определение подходящих под этап плана услуг и видов помощи. Направление клиента туда, где он может получить эти услуги и помощь.
5. Мониторинг/оценка — проверка того, работает ли план и приносит ли его выполнение ожидаемые результаты.
6. Завершение — закрытие случая, после того как план выполнен и с помощью выполнения плана достигнут желаемый эффект в удовлетворении потребностей, выявленных на стадии оценки.

Существует множество типов кейс-менеджмента(в зависимости от клиента, продолжительности программы и т.п.), и исходя из этого, стадии процесса могут пополняться или модифицироваться.
Также разработаны стандарты, по которым действует кейс-менеджер. Эти стандарты мы переведем и опубликуем позже. Пока по-англйски их можно найти тут: http://www.socialworkers.org/practice/standards/sw_case_mgmt.asp
Примеры работы программы кейс-менеджмента в России — программа фонда «Гуманитарное действие» (Санкт-Петербург) — http://haf-spb.org/programs/case и проект кейс-менеджмента с несовершеннолетними нарушителями (см. статью на Правда.Ру)

Что есть почитать по-русски:

1. Применение метода кейс-менеджмент в работе с несовершеннолетними правонарушителями в г. Архангельск — http://www.yar.nan.ru/resurs/uudoc/5.doc.
2. Социальное сопровождение в области ВИЧ»инфекции:
стандарты предоставления услуг (Публикация UNODC): http://www.unodc.org/pdf/russia/Publications/case_management_standarts_UNODC.pdf
3. Рекомендации по организации программ социального сопровождения для уязвимых групп(Публикация UNODC): http://www.unodc.org/pdf/russia/Publications/case_management_guidelines_UNODC.pdf
4. Работа со случаем как основа подготовки к освобождению и постпенитенциарного сопровождения подростков из воспитательной колонии. Оценка потребностей подростка (в рамках проекта — http://www.socialworks.ru/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=12&Itemid=35

Саша и Арсений

Вернуться на главную страницу