Социальный работник идет к психотерапевту

Это небольшая зарисовка в формате «накипело». Она содержит некоторые наблюдения из собственного опыта и из опыта коллег и друзей. Под социальной работой я здесь подразумеваю более широкое поле профессий — т.е. всех тех, кто работает, в социальной сфере, например, социальные работники где бы то ни было, социальные педагоги в школах, психологи в школах, в тюрьмах, в домах для престарелых, сотрудники НКО и благотворительных организаций, и т.п.  Под психотерапией — психотерапию, с которой я сталкиваюсь сейчас у нас в стране, или скажем уже, в Москве.

Когда социальный работник идет к психотерапевту — это хороший знак, это необходимо для того, чтобы не выгореть. Все мы можем прочитать об этом в учебниках: супервизия и личная терапия. С супервизией могут быть проблемы, потому что эта практика еще не совсем популярна, да и многие социальные сферы только начинают осваиваться социальными работниками, то есть порой еще слишком рано, чтобы можно было найти опытного наставника.   С личной терапией вроде бы все должно быть в порядке. Ан-нет.

Честно говоря, в последнее время я выбираю терапевта, словно бы это я сама принадлежу к некоей социально исключенной группе, как будто это я ношу в себе некую стигму. И стигма эта — «работник социальной сферы». И я точно знаю при каких терапевтах мне не стоит даже заикаться о своей работе.

Да, моя работа, кажется, не из сладких —  паллиативная помощь детям. До этого моя деятельность тоже была благоприятной для интерпретаций — уличная работа с потребителями наркотиков. И да, очень часто выходило, что мой выбор профессии считался некоей паталогией — терапевты хотели исследовать мое прошлое и найти некоторый травмирующий опыт, который бы объяснял мой выбор профессии и «выводил на чистую воду» мои ценности — например, стремление к социальной справедливости и т.п. Недавно я предложила работать в социальной сфере одной из своих знакомых, однако ее терапевт «отговорил» ее, кажется, используя тот же нехитрый механизм.

Одна из моих ценностей, которые интерпретируются без запроса, — отсутствие большого интереса к успешной частной практике и к зарабатыванию очень-очень больших денег. Отсутствие этого интереса словно бы подчеркивает «патологичность» моего выбора профессии. Хотя я сейчас зарабатываю достаточно, думаю, что даже больше, чем некоторые частнопрактикующие терапевты. Предложение поисследовать эту мою «проблему» нелюбви к успешности вызывает желание предложить терапевту поисследовать некоторую его проблему, а именно — его собственные отношения с деньгами и успехом, которые вынуждают его ставить под вопрос мой стиль жизни. К сожалению, такая установка у наших терапевтов распространена, что делает поиск терапевта для социального работника достаточно сложной задачей.

Один из терапевтов, с которыми мне довелось обсуждать работу, сказал мне как-то, что он «не верит» в то, что я делаю, считает то, что я делаю неэффективным. Для социальной работы, которая стремится в свой научной части быть «evidence-based», такой взгляд — профанация. Я использую только те практики, что доказали свою эффективность, и если терапевт не верит в меня в этом вопросе и высказывается в регистре мнения, а не знания, лично я теряю к нему доверие. Мною это переживается как очень грубая оценка.

И еще одно наблюдение — когда я говорю о своей работе, терапевты часто кивают головой и вздыхают «тяжелая работа». Думаю, что это ошибка феноменологического плана. Возможно, для терапевта моя работа — тяжелая, но мне гораздо проще составить план работы с семьей и работать по этому плану в течение месяца, чем три года проводить долгосрочную терапию с одним и тем же клиентом, который каждую встречу размышляет об экзистенциальных данностях. По мне, такая работа гораздо тяжелее моей. Похоже, что когда терапевт боится работы клиента, это не добавляет глубины их отношениям.

И последний жгучий вопрос — это плата за терапию. С этим туго, ибо если Вы нашли терапевта с «правильными» ценностями, может быть сложно убедить его в том, что Ваша работа не лежит в области коммерции, и Вы не готовы платить много. Разве отсутствие у Вас денег значит, что Вы с Вашей работой недостойны качественной психотерапии? Если бы терапевты совсем не практиковали гибкую ценовую политику, выходило бы, что работникам социальной сферы доставались бы только терапевты-новички и только на краткий период. К счастью, можно найти терапевта с опытом, с которым можно договориться.

Вышло так, что самый важный критерий для меня в поиске терапевта сейчас — его собственный опыт в социальной сфере. Кажется, что если терапевт сам частично практикует, он может учесть все те ньюансы, описанные выше, что сделает Вашу работу по-настоящему эффективной, а не вечной борьбой одного взгляда на мир и другого (которые в общем-то, имеют не такие уж и жесткие границы).

 

Саша

Реклама

12 responses to “Социальный работник идет к психотерапевту

  • Камиль

    Совершенно верно, главное научиться мотивировать свои поступки, свою работу, показать ее необходимость. Если работа переплетается с религиозной сферой, и все более или менее понятно, то в обычной жизни приходится доказывать людям почему берешься за это дело и каких результатов ожидаешь. Да и психотерапевты не привыкли еще к «новой» жизни и не знают как подходить к этой проблеме.

  • Anna

    в Израиле прямо есть какое-то противостояние психологов и социальных работников. как раз сейчас ищу себе терапевта, столкнулась со многим, описанным в статье..

    • socfaqtor

      интересно, что реалии совпадают в разных странах. это особенности дисциплин самих по себе или ситуаций?..

      • Anna

        думаю, и то, и другое. у нас конфликт между профессиями из-за того, что лицензированной психотерапии обучают и тех, и других, а значит, зарабатывать «много денег», теоретически могут и те, и другие. Единственное, чего социальные работники не могут, это заниматься диагностикой. А вот работа в госсекторе — трудоустройство, условия- у соцработников лучше, чем у психологов. Лицензию получаем после 3 лет обучения, а они только после магистратуры(потому что стаж не делают во время учебы).

        сама по себе ситуация потенциально конфликтная, как если бы один врач пришел лечить другого. сам себя не вылечишь, но уж покритикуешь лечение точно).

      • socfaqtor

        У нас ситуация отличается тем, что с одной стороны, социальная работа не развита, а с другой стороны психотерапия сейчас не лицензируется. Область частной практики — такой дикий, никем не регулируемый дикий рынок. Конкуренция, как мне кажется есть между врачами-психотерапевтами получившими образование в гос институтах и психологами учившимся психотерапии в негосударственных институтов в рамках одного из направлений. Врачи считают, что только они имеют право заниматься психотерапией.

        Арсений

  • Anna

    я столкнулась однажды с российским частнопрактикующим психологом — девушкой лет 23-24, приехавшей в Израиль на семинар в клинику, где я проходила стажировку во время учебы. Меня поразило то, что она мне рассказала — ни супервизии, ни опыта, ни экзаменов специальных не требуется — просто принимаешь людей дома и все. Даже ответственности никакой..

    • socfaqtor

      Все очень не однородно в плане психотерапии
      Со стороны государства контроля никакого, профессиональные сообщества практически отсутствуют. Но в негосударственных институтов преподающих психотерапию (в рамках одного из направлений) обычно ориентируются на европейские стандарты и этические кодексы, поэтому для завершения программы необходимо пройти и личную терапию и достаточное количество супервизии. Как правило, те психологи которые занимаются частной психотерапевтической практикой обучались терапии в рамках таких институтов. Есть психотерапевты которые регистрируются как частные предприниматели и платят налоги.
      Но системы которая гарантировала качество услуг и защищала бы клиентов нет.

      Арсений

      • Anna

        У нас главная движущая пружина всего — это лицензия, которой можно лишиться, если нарушаешь правила. Есть порядок выступления в суде, соблюдения секретности и пр. Раз в несколько лет читаешь в газетах, что, например, психотерапевт спал с клиенткой, или использовал полученную информацию в своих целях, и тогда его с треском лишают права на работу, бывает и сажают.
        А сериал In treatment у вас кто-нибудь смотрит?:)

      • socfaqtor

        «Ин тритмент» у нас очень даже популярен. Многие еще слышали про израильскую версию, но не знают, где посмотреть.

        Мы то, к сожалению, никакой пружины не имеем — терапевты делают всякое, как впрочем, и соцработники. Лишать нечего) Есть этические комитеты, которые, в общем, фикция. Иногда уж очень хочется, чтобы были лицензии!

  • Anna

    ивритская версия,т.е. оригинал(исходно начали снимать на иврите, а потом продали идею в Штаты), называется be-tipul. Может, так можно найти. сняли 2 сезона, а потом актер, исп. главную роль (Аси Даян) опять начал лечиться от наркозависимости и не может больше сниматься:) 2 первых сезона полностью повторяют израильскую версию, только адаптированы под американскую действительность. Например, отец героя, задушивший больного отца, чтобы их не обнаружил ку-клукс-клан, в оригинале сделал это в варшавском гетто и т.д. Было очень много споров на тему, правильно ли в сериале все сделано. Нашли вроде только один недочет — огромное окно, в которое с улицы видно сидящих в кабинете, — недостаток секретности.

    Лицензии введут, наверное, когда поймут, что это еще и деньги — обязательное обучение, часы стажировки и т.д.

  • Наталья

    Саша, на мой взгляд — это признаки непрофессионализма терапевта: интерпретировать без запроса, высказывать свое мнение, которое клиенту непонятно зачем в контексте пользы от терапии, бороться взглядами на мир.

    • socfaqtor

      Да, но почему-то в работе с «обычными» клиентами этот непрофессионализм не так круто вылезает. Мне кажется, еще потому что тут вылезает конкуренция и борьба за власть

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: