Сбор, защита и раскрытие информации о клиенте

Во время начальной стадии работы с клиентом социальный работник начинает собирать информацию о клиенте и составлять некое подобие дела клиента. После того, как информация собрана, ее необходимо хранить и обращаться с ней так, чтобы защитить конфиденциальность клиента. Во время начальной стадии социальный работник также может решить, что ему важно собрать информацию о клиенте, которая хранится в другой организации или у другого профессионала. Например, социальному работнику может показаться полезным изучить школьные документы или медицинскую карту ребенка или прочитать записи органов опеки и попечительства, где было бы описано, как ребенок привыкал к предыдущей патронатной семье.
В недавнее время законы и правила относительно создания, хранения и обмена информацией о клиенте стали более строгими. Более того, различные федеральные и региональные законы по разному применяются в различных институтах (школах, больницах, агентствах по усыновлению, программах по работе с зависимостями, органах опеки и попечительства, коррекционных программах и т.п.). Таким образом, для социального работника жизненно необходимо знать законы и правила, которые применяются по месту их работы.
Последние законы предоставляют потребителям социальных услуг и услуг в области здравоохранения большую защиту конфиденциальности клиента и обязывают поставщиков этих услуг быть более ответственными за записи, которые они ведут. К тому же, согласно им, клиенты и пациенты обладают большим доступом к бумагам, касающимся их, и большим контролем над решением, кто может их просматривать, а кто нет.
<…>
Во всех сферах социальной работы работники должны следовать определенным процедурам, направленным на охрану информации о клиенте, например, таким:

— Всю информацию о клиенте и все бумаги следует хранить под замком. Только профессионалы и работники агентства, обладающие законным правом знать данную информацию, могут иметь доступ к ней.
— Экраны компьютера, записные книги с расписанием и бумаги, в которых содержится информация о клиенте, должны держаться в стороне от других клиентов, людей в комнате ожидания, уборщиков и другого персонала организации.
— Профессионалы должны обсуждать вопросы, связанные с клиентами, только за закрытыми дверями. Телефонные разговоры с клиентами или о клиентах должны проходить в местах, где их не может услышать никто из посторонних.
— Когда в работе используется папка (карта, дело) с документами клиента, ее следует класть лицом вниз, чтобы не было видно ни имени клиента, ни какой-либо другой личной информации.
— Необходимо учитывать риск нарушить конфиденциальность клиента, даже если вы отсылаете ему письмо (например, напоминание о встрече), поскольку даже обратный адрес на конверте или заголовок могут вызвать ассоциацию или связь с определенным профессионалом или организацией.

Принципиальным моментом является то, что информация о клиенте, которая записывается социальной организацией или группой, вовлеченной в социальную практику, принадлежит клиенту, а значит, он или она обладают правом решать, хотят ли они, чтобы эта информация была доступна, и кому она может быть доступна. (Родители и законные опекуны имеют право контролировать доступ к информации, касающейся малолетних детей). Если социальный работник хочет изучить информацию, которая содержится в деле клиента, хранящемся в другой организации или у другого профессионала, он должен сначала получить письменное разрешение на это у клиента. Соответственно, социальный работник не может предоставлять информацию о клиенте кому-либо вне своей организации, не получив предварительно письменного разрешения на данное действие. Однако есть некоторые исключения. Например, записи о клиентах могут быть предоставлены в ответ на судебную повестку или постановление суда, и в большинстве штатов США следователь по делам охраны детства (расследующий дела о насилии или недосмотру за ребенком) может по закону получить доступ к записям о клиенте без его разрешения.
Разрешение, которое дает клиент, часто называется согласие на раскрытие конфиденциальной информации. Большинство организаций разработало стандартную форму для такого разрешения, и в большинстве случаев, такая подписанная форма автоматически теряет свою силу спустя 6 месяцев после подписания. Если говорить о легальности и этике, такое согласие должно представлять собой информированное согласие. Другими словами, прежде чем подписать бумагу, клиент должен:

— Знать,что за информация запрашивается, кем и для какой цели.
— Иметь возможность прочитать тот материал, который запрашивается, или, если это необходимо, иметь возможность, чтобы этот материал ему зачитали и объяснили теми словами, которые он сможет понять.
— Иметь возможности исправить ошибки в этой информации перед ее раскрытием.
— Знать о возможных негативных последствиях раскрытия этой информации и возможных последствиях, если эту информацию не раскроют.
— Понять, что подписанное соглашение позже можно будет аннулировать.

Правила, которые регулируют раскрытие информации клиента, могут усложнить профессионалам и организациям задачу делиться информацией, необходимой для точного диагноза или оценки, и могут создать дополнительный барьер для эффективного кейс-менеджмента и координации услуг, которые предоставляются клиенту различными организациями. Законы, которые дают клиенту право изучить их папки(дела, карты), очень сильно повлияли на то, как эти папки составляются. Профессионалы могут не хотеть записывать информацию, которая может расстроить или повредить клиенту или семье, где документы будут прочтены. Например, школьный социальный работник может не захотеть включить в файл содержание беседы с учеником относительно отношений ребенка и родителя, если он знает, что родитель может ознакомиться с записями.
Когда социальный работник записывает подробности о предоставленных клиенту услугах (например, записывает результаты визита), он должен всегда понимать, что клиент — или его родитель или ответственный опекун, если клиент — малолетний ребенок или недееспособен — имеет право прочитать эти записи. Более того, социальный работник должен понимать, что клиент может снять копию с этих записей, задать вопрос относительно того, что там написано, и попросить исправить ошибки в записях.
Принять решение о том, что является, а что не является официальной документацией организации — гораздо более сложная задача, чем может показаться. Например, является ли отчет, подготовленный личным психологом, частью документации организации только потому, что он был помещен в папку с документами клиента? А документы, которые социальный работник получил из школы? Социальный работник должен очень хорошо знать политику организации и порядок процедур по таким вопросам, чтобы ответить на письменный запрос по раскрытию информации о клиенте.
При отсутсвии законного регулирования социальный работник должен предполагать, что все записи и отчеты, подготовленные и полученные от третьей стороны (например, от врача или другой организации), не являются частью его документации или документации его организации. Другими словами, документацию организации составляют только те материалы, которые были подготовлены или записаны работниками этой организации. Таким образом, социальный работник не должен раскрывать письма или отчеты, которые были подготовлены людьми, не работающими в его организации, даже если они хранятся в клиентской папке.
Размышляя о защите и раскрытии иформации, необходимо понимать также следующее. Некоторые законы, касающиеся профессиональной лицензии говорят о том, что называется «сведения, не подлежащие разглашению». Насколько они не подлежат разглашению, регулируется местными законами. Обычно это применимо к отношениям доктора и пациента, адвоката и клиента, мужа и жены и священника и исповедующегося. Некоторые законы также распространяются на отношения клиента и социального работника. Привилегия относится к клиенту, а не к профессионалу: клиент может заявить об этом своем праве, когда узнает, что информация, подлежащая данной привилегии, может быть востребована судом и раскрыта в ходе судебного заседания. Клиент может попросить у судьи признать данную привилегию и отказаться от раскрытия, а судья может принять решение на основании того, есть ли веские причины данную информацию раскрывать.

(перевод Саши Осиной из издания: Bradford W. Sheafor, Charles R. Horejsi »Techniques and Guidelines for Social Work Practice» , Boston 2008, pp 210-214)

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: